Деньги, Биткойн и Время: Время (часть 3)

HashFlare

ComputerUniverse Введи промокод FW7FRUX при покупке и получи скидку 5 евро

Простая истина о времени: Время – это наиглавнейший ресурс. Его абсолютный дефицит ограничивает все наши нарративы, как отдельных людей, так и обществ. С помощью экономики мы стремимся к более эффективному использованию времени. Как разрушитель всего сущего и врачеватель всех ран, оно является великим парадоксом природы.

***

Обобщая взгляды многих выдающихся мыслителей, в данном эссе, состоящем из трёх частей, будут последовательно рассмотрены следующие темы:

  • Деньги — их свойства, история и эволюционная история (ЧАСТЬ 1)
  • Биткойн — его природа и значимость в истории денег (ЧАСТЬ 2)*
  • Время — взгляд на его ценность и на то, как может сложиться история денег (ЧАСТЬ 3 — эта статья)

Данное эссе составлено под впечатлением, навеяно и переработано на основе многочисленных литературных произведений. Заголовок каждого раздела будет содержать номер [n], ссылающийся на соответствующие синтезированные работы в конце каждой части. Тем же из вас, кто хочет получить дополнительные разъяснения по любой из обсуждаемых здесь тем, я настоятельно рекомендую прочитать представленные оригинальные труды.

***

циферблат часов, две ладони, утекающее время

циферблат часов, две ладони, утекающее время

Наиглавнейший ресурс [1]

Ограниченность ресурсов – это отправная точка всей системы экономических отношений. Принято считать, что природные ресурсы по своей сущности редки, что в некотором смысле, верно, поскольку, например, на Земле существует лишь определённое количество такого природного ресурса, как золото. Но при этом, это конечное количество золота на планете всё ещё слишком велико для того, чтобы человек мог его даже измерить, и никоим образом не является реальным пределом того количества, которое предположительно может быть добыто. Мы в буквальном смысле «лишь едва поцарапали поверхность», поскольку несмотря на все усилия по добыче полезных ископаемых, человечество не продвинулось даже наполовину вглубь земной коры, самого тонкого поверхностного слоя планеты. Движимые желанием удовлетворения потребностей, люди всегда находили способы расширить и углубить исследования, чтобы находить ещё больше доступных природных ресурсов. Поэтому реальный практический предел количества любого природного ресурса — это всегда и только количество времени, усилий и изобретательности человека, затраченных на его добычу. Таким образом, для человечества уникальный подлинно дефицитный ресурс — это время.

Для каждого человека в отдельности, единственным настоящим дефицитом является ограниченное время отведённое ему на Земле. Для человечества, как общества, единственной серьезной проблемой дефицита, с которой оно сталкивается, является суммарное количество времени, усилий и изобретательности, которые могут быть задействованы в производстве благ. Этот ограниченный ресурс, который мы будем называть человеческим временем, является высшим общественным средством производства. Человечество ещё никогда в истории полностью не исчерпало ни одного природного ресурса. Цена на все природные ресурсы, с точки зрения человеческого времени, всегда неуклонно снижалась в долгосрочной перспективе, поскольку, благодаря технологическим достижениям наша производительность труда резко повысилась. Мы не только не исчерпали ни одного природного ресурса, но и их подтверждённые запасы (количество разведанных природных ресурсов, всё ещё находящихся в недрах Земли) продолжают увеличиваться, несмотря на растущие темпы производства, так как новые технологии позволяют нам открывать и добывать природные ресурсы в больших объёмах.

Нефть, жизненная сила индустриальной экономики, является прекрасной иллюстрацией этой концепции. Даже при ежегодном росте добычи нефти её подтверждённые запасы увеличиваются ускоренными темпами. Согласно данным статистического обзора BP (Вritish Рetrolium), с 1980 по 2015 год ежегодная добыча нефти увеличивалась на 50%. С другой стороны, запасы нефти за тот же 35-летний период увеличились на 148%, что примерно в три раза превышает прирост добычи нефти. Аналогичная статистика существует по всем природным ресурсам, присутствующим в земной коре. Некоторые из них более распространены (например, железо и медь), другие же встречаются весьма редко (как золото и серебро), но всегда и исключительно именно количество времени, затрачиваемое человеком на добычу, является ограничивающим фактором того, сколько какого-либо природного ресурса мы можем извлечь из недр. Лучшим доказательством этого простого факта является золото: если объёмы добычи одного из самых редких металлов в земной коре растут с каждым годом, то нет никакого смысла считать любые другие природные ресурсы дефицитными в каком-либо практическом плане. Возвращаясь к фундаментальным рыночным реалиям, связанным с отложенным потреблением и инвестициями — реальная стоимость какого-либо товара — это всегда альтернативная стоимость, выраженная в стоимости других товаров, от которых отказались ради его производства. Что касается природных ресурсов, то только человеческое время по-настоящему дефицитно, что делает его самым ценным ресурсом.

Замороженное время [1]

По мере увеличения населения во всём мире, также растёт и количество времени, которое человек может направить на добычу и производство природных ресурсов. Как мы уже выяснили, продуктивная отдача за единицу человеческого времени (производительность труда) может быть повышена за счёт использования возможностей технологических способов решения проблем (инструментов). С экономической точки зрения, инструментом или технологией могут считаться оба нижеприведённых варианта благ:

* Неисключаемое благо — как только один человек что-то изобретает, все остальные могут скопировать его изобретение и воспользоваться им для собственной выгоды.

* Неконкурентное благо – человек, извлекающий выгоду из изобретения, не снижает полезности, которую получают другие люди, использующие данное изобретение.

Например, после того, как один человек изобрёл колесо, все остальные могли скопировать его и сделать собственную конструкцию, а использование ими этого изобретения никоим образом не приведёт к снижению способности других людей извлекать из него выгоду. Нововведения, подобные этому, со временем распространяются, накапливая полезный эффект, и приводят к дальнейшему повышению производительности и разделения труда. Подобно свече, от которой зажглись тысячи других свечей, и пламя которой не угасло, преимущества инноваций в конечном счёте достаются каждому, без ущерба для самого изобретателя.

Природные ресурсы и инновации — это неизменно и исключительно продукт вложенного человеческого времени. Поэтому с точки зрения производства человеческое время является высшим ресурсом и сущностью ценности. Для ведения расчётов, людям нужен был надёжный способ сохранения ценности, которую они создают затрачивая своё время, чтобы в будущем обменять её на время, усилия и изобретательность других людей. С концептуальной точки зрения, деньги — это замороженное время. Они зарабатываются, жертвуя человеческим временем, и могут быть обменены на соразмерные жертвы других людей. Извечная проблема, с которой сталкиваются люди, заключается в том, чтобы прийти к коллективному решению, какая из денежных технологий может наилучшим образом служить этой цели.

С технической точки зрения, деньги — это спонтанно возникающее свойство, которое человек приписывает определенному благу. Люди, действуя в своих собственных интересах, живут в технологических и экономических реалиях, которые формируют их решения и создают для них стимулы к постоянству, адаптации, изменениям или инновациям. Именно в результате бесчисленных столкновений этих сложных человеческих взаимодействий возникают и распадаются спонтанные денежные порядки. История продемонстрировала нам бесчисленное множество ситуаций, когда некое благо выбиралось естественным путём на основе рыночных отношений, приобретая роль денег, а впоследствии уступало место превосходящей технологии.

Какие бы монетарные носители не выбирались людьми в качестве средства хранения стоимости, всегда существовал риск бесконтрольного увеличения их предложения производителями, чтобы те могли завладеть хранящейся в них ценностью. Жители архипелага Яп стали свидетелями подобной игры, когда О’Киф добывал камни Раи с использованием взрывчатых веществ. Европейцы, завозившие на кораблях партии дешёвых стеклянных бусин в Африку, лишали западноафриканцев их богатств. Богатство граждан в современной экономике постоянно узурпируется центральными банками, по мере того как они постепенно или в сжатые сроки подрывают ценность государственных фиатных денег. Золото вплотную приблизилось к решению этой проблемы, поскольку является неразрушимым, требует значительных затрат для добычи, а его поступление сравнительно предсказуемо. Однако физическая природа золота привела к его централизации в банковских хранилищах и принудительной замене мягкими государственными деньгами.

Вплоть до изобретения биткойна, все формы денег были подвержены рискам хищения их стоимости производителями денежного товара. Это привело к тому, что все монетарные технологии до появления биткойна были несовершенны с точки зрения их способности сохранять стоимость в долгосрочном плане. Конечное предложение биткойна превращает его в лучшее средство для хранения стоимости, произведённой ограниченным человеческим временем. Другими словами, биткойн является лучшим средством сбережения когда-либо изобретённым человечеством, так как это единственная монетарная технология, которая не может быть обесценена с течением времени. Информационная, нематериальная и сугубо цифровая природа Биткойна позволяет ему достичь абсолютного дефицита, свойства, которое до этого было присуще исключительно самому времени.

Абсолютная дефицитность биткойна делает его идеальным средством для замораживания и совершения транзакций с другим исключительным абсолютно дефицитным ресурсом – временем.

Независимо от того, сколько людей использует сеть, насколько продвинутым становится оборудование для майнинга или насколько возрастает его цена, в мире может существовать только 21 миллион биткойнов. Со временем, вполне вероятно, что Биткойн будет считаться лучшей технологией для накопления сбережений, когда-либо изобретённой.

Временной арбитраж [2,13,14]

Предсказать инновации такого масштаба практически невозможно, тем не менее они следуют привычной схеме принятия. В книге под названием «Диффузия инноваций» изложены концептуальные положения, призванные объяснить, как, почему и с какой скоростью распространяются новые идеи и технологии. Диффузия — это процесс, посредством которого инновация передаётся и принимается участниками социальной системы с течением времени. Существует четыре основных элемента, которые влияют на распространение новой идеи:

— Характер нововведения

— Каналы коммуникаций

— Время, прошедшее с момента формирования идеи

— Социальные системы, в рамках которых оно принято

Как только достигается определённый темп внедрения, инновация достигает переломного момента, и её дальнейшее распространение становится практически неостановимым (концепция предпочтений, тесно связанная с правилом меньшинства, о котором шла речь выше), поскольку люди, естественным образом, отдают предпочтение более совершенным технологическим решениям.

Такая кривая принятия наиболее характерна и зачастую реализуется быстрее для сетевых технологий, таких как Интернет и Биткойн, так как их всеобщее принятие всё сильнее и быстрее стимулируется сетевыми эффектами. Основываясь на предполагаемом количестве пользователей, мы только начинаем вступать в раннюю фазу принятия Биткойна:

график, синяя кривая, голубая кривая

график, синяя кривая, голубая кривая

S-образная кривая процесса принятия. По мере того, как сменяющие друг друга группы принимают новую технологию или идею, увеличивается доля рынка. Переломный момент (зелёный круг) обозначает точку перегиба и приводит к быстрому росту принятия.

В инвестиционной деятельности понятие временного арбитража относится к активам, которые становятся перепроданными на основе краткосрочных или эмоциональных настроений рынка несмотря на то, что их долгосрочная перспектива или инвестиционные фундаментальные показатели остаются неизменными или даже улучшаются. Временной арбитраж — это, по сути, ещё одна форма старой инвестиционной поговорки: «Покупать при плохих новостях, продавать при хороших». Такие времена дают инвесторам возможность войти в позицию с теми же или улучшенными фундаментальными ценовыми показателями по более низкой цене.

Все повсеместно распространённые на сегодняшний день технологии сами когда-то являлись зарождающимися инновациями и прошли весь путь к внедрению в повседневную жизнь. Приведём здесь несколько из самых значимых новшеств, внедрённых с 1900 года, и покажем динамику их принятия:

диаграмма принятия технологий в США

диаграмма принятия технологий в США

По мере того, как телекоммуникационные сети становятся всё более развитыми и повсеместно распространёнными, темпы внедрения пользователями инновационных технологий резко ускоряются.

Как мы видим, прогресс в области телекоммуникаций и методов распространения ускорил темпы внедрения новых инноваций. На сегодняшний день, интернет является причиной того, что прорывные инновации распространяются подобно лесному пожару в сознании людей по всему миру. Поскольку это только зарождающаяся монетарная технология, которая не до конца понятна подавляющему большинству людей в мире, Биткойн всё ещё имеет низкий уровень принятия и, следовательно, значительные перспективы роста. Кроме того, владение частью сети Биткойна сегодня более чем на 80% дешевле, чем около года назад, несмотря на то, что его полезность с точки зрения пропускной способности, эффективности комиссий за транзакции и сетевой безопасности значительно улучшилась за тот же период. Такое сочетание факторов указывает на то, что сейчас самое подходящее время для того, чтобы воспользоваться преимуществами временного арбитража и инвестировать в сеть Биткойна. Кроме того, ценность сети Биткойна, как технологии, будет продолжать расти с каждым днём её успешной работы.

Эффект Линди [4,11]

Все вещи этого мира попадают под одну из двух основных категорий: тленные и нетленные. Различие между тленными (люди, отдельные предметы) и нетленными заключается в том, что последние не имеют естественного, неотвратимого срока годности. Как правило, бренное имеет физическую природу, то есть подвержено физической деградации, в то время как нетленное, главным образом, носит информационный характер. Отдельно взятый автомобиль является тленным, но автомобиль как технология просуществовал на протяжении столетия, и можно с достаточной уверенностью предположить, что просуществует ещё, по крайней мере, в течение следующего столетия. Каждый человек когда-либо умрёт, но его гены (являющиеся цифровыми) могут передаваться бесчисленным поколениям. Эту эвристику Нассима Талеба, известную как «эффект Линди», можно резюмировать следующим образом:

— Для тленного каждый дополнительный день жизни приводит к сокращению продолжительности жизни.

— Для нетленного каждый дополнительный день жизни может означать более длительную продолжительность жизни.

Единственный действующий судья над всем — это время, так как время является абсолютным разрушителем всего сущего. Эффект Линди тесно связан с антихрупкостью, потому что разрушительные последствия времени представляют собой наиболее ярко выраженную форму неблагоприятных явлений.

Всё, что получает выгоду от увеличения беспорядка под влиянием времени, является антихрупким и выигрывает от эффекта Линди. Для простоты можно воспользоваться произвольной математикой, например, если книга всё ещё издаётся через 50 лет, то следует ожидать, что она останется в печати ещё на 50 лет. Если книга продолжает издаваться следующие 50 лет после этого, то существует вероятность того, что она останется в печати как минимум ещё на 120 лет. И в какой-то момент эффект Линди может иметь следствием неограниченную продолжительность жизни. Можно с полным основанием ожидать, что такая книга, как Библия, которая издавалась тысячи лет, останется в печати до конца человеческой истории.

Если бы вы провели опрос в 1995 году и спросили людей, считают ли они, что Интернет станет постоянной составляющей их жизни, вы, вероятно, получили бы неоднозначные ответы. Если провести такой же опрос сегодня, люди были бы совершенно единодушны в том, что Интернет является неотъемлемой частью их жизни. Поскольку любая технология, носит скорее информационный, чем физический характер, она не стареет так, как стареет человек. Такая технология, как колесо, не является «старой» в смысле подверженности деградации, это технологический дизайн, который сохранился на протяжении тысячелетий, и можно разумно ожидать, что он сохранится ещё в течение многих лет.

Таким образом, чем дольше на данный момент существует технология, тем более длительное время она может просуществовать в будущем. Так как Биткойн является технологией, то каждый день успешной операционной деятельности увеличивает его ожидаемую продолжительность жизни. Кроме того, как мы узнали, центральными подвижными частями Биткойна являются математика и человеческая природа ─ две концепции, которые представляют собой саму сущность «Линди» и от которых можно с резонным основанием ожидать, что они сохраняться до конца человеческой истории. Непрерывно растущая продолжительность жизни Биткойна повышает его предполагаемую благонадёжность, и в конечном счёте он будет считаться неотъемлемой составляющей нашей современной жизни, точно так же, как и интернет в настоящее время. Эта эвристика помогает объяснить, почему золото, скорее всего, будет по-прежнему рассматриваться как монетарный металл в течение многих лет, в то время как Биткойн всё ещё находится в процессе завоевания людского доверия:

график, знак биткоина, знак золота

график, знак биткоина, знак золота

С течением времени твёрдые монетарные технологии постепенно обретают большее доверие, предлагая уверенность в завтрашнем дне своим пользователям.

Эффект Линди обладает универсальной применимостью во времени. Та же самая динамика конкуренции, которая вызвала восхождение золота к доминирующей монетарной роли, в настоящее время является движущей силой принятия Биткойна. С этой точки зрения, за будущим стоит прошлое. Как гласит арабская пословица: «У того, у кого нет прошлого, нет и будущего». Несмотря на давление и принуждение со стороны центральных банков в прошлом веке, твёрдые деньги представляют собой норму человеческой истории, и мы являемся свидетелями их возрождения с появлением на свет биткойна. Пока биткойн продолжает существовать, знания о его фундаментальной природе и функциональных возможностях будут распространяться и дальше. Опасаясь его дальнейшего роста, находящиеся сегодня у финансовой власти будут прилагать все усилия, чтобы предотвратить восхождение биткойна и защитить монополию на деньги, которой они обладали на протяжении последнего столетия.

Будущее регулирования [1,4,5,15]

Существует веская причина тому, почему золотой стандарт был принудительно отменён, при этом до сих пор не появилось ни одного хорошего средства сбережения, которое могло бы заполнить эту пустоту. Для сохранения прибылей от сеньоража правительства должны проводить инфляционную денежно-кредитную политику. В противном случае, если бы существовало надёжное средство сбережения, доступное для граждан, их бизнес-модель была бы поставлена под угрозу, так как люди уходили бы из обесценивающейся фиатной валюты, чтобы оградить свои богатства от дальнейшей конфискации. Как сказал Алан Гринспен, бывший председатель Федеральной Резервной Системы (центрального банка Соединённых Штатов) в 1966 году:

«При отсутствии золотого стандарта отсутствуют и способы защиты сбережений от конфискации путём инфляции. Отсутствует безопасное средство сохранения ценности. Если бы оно существовало, государству пришлось бы сделать владение им незаконным, как это произошло в случае с золотом. Если каждый, к примеру, решит конвертировать все свои банковские вклады в серебро, медь или любой иной товар, после чего откажется в качестве оплаты за товары принимать чеки, то банковские вклады утратят свою покупательную способность, а созданный государством банковский кредит потеряет всякую ценность в качестве требований на товары. Финансовая политика государства всеобщего благосостояния требует, чтобы у владельцев богатства отсутствовали любые способы защитить себя».

Очевидно, что центральные банки осознают, что конкуренция на свободном рынке против твёрдых денег создаёт значительный риск для стабильности их социалистической бизнес-модели. Для того чтобы защитить монопольное положение центральных банков, правительства прибегают к принятию обременительных законов против своих граждан. Правительства стремятся оградить свои национальные валюты от свободной рыночной конкуренции с помощью применения ряда правовых мер, в частности:

— Контроль за движением капитала – запрет на перемещение денег в страну или из неё;

— Распоряжения о конфискации – принудительный арест активов, как, например, Указ № 6102 от 1933 года, который объявил частное владение золотом в Соединённых Штатах вне закона;

— Нормативные акты о «законных платёжных средствах» – которые создают искусственный спрос на государственные фиатные деньги, требуя, чтобы они принимались для урегулирования долгов.

Что касается Биткойна, то перед регулирующими органами встаёт уникальная дилемма. Биткойн существует в перпендикулярной плоскости по отношению к закону, и практически ни один орган власти (или кто-либо ещё) не может повлиять на его функционирование. Соответствующие нормативные акты призваны регулировать деятельность физических и юридических лиц и не приспособлены для работы с децентрализованной сетью, которая сама по себе разрастается в автономном режиме. Для регуляторов не составляет проблемы выбрать мишенью для применения правовых норм централизованные объекты, будь то отдельные компании или их генеральные директора. Однако нормативные акты регуляторов оказались в значительной степени бессильными против децентрализованных сервисов.

Чтобы лучше понять этот момент, рассмотрим пример BitTorrent, децентрализованного пирингового сервиса обмена файлами. В первые дни существования интернета такие файлообменные платформы, как Napster и Kazaa, стали чрезвычайно популярным способом для пользователей обмениваться фильмами, музыкой и другими медиа непосредственно друг с другом. С помощью этих бесплатных сервисов пользователи загружали и скачивали мультимедиа с компьютерных серверов компаний. Такой прямой обмен файлами между клиентом и сервером непосредственно угрожал прибыли медиа-монополии, так как он полностью обходил закон об авторском праве. Организации, занимающиеся защитой авторских прав, быстро отреагировали на это массовыми судебными разбирательствами. Поскольку такие сервисы, как Napster и Kazaa, предоставлялись централизованными компаниями с головным офисом, исполнительным персоналом и серверным оборудованием, они были уязвимы для закрытия. Подать судебные иски, поговорить с парой влиятельных чиновников, наложить штрафы и вывести из эксплуатации несколько компьютерных серверов – это всё, что потребовалось, чтобы закрыть эти сервисы и защитить монополистов медиаиндустрии.

Внедрение BitTorrent, децентрализованного протокола с открытым исходным кодом для пирингового обмена файлами, коренным образом изменило ситуацию. После установки на компьютер BitTorrent позволяет пользовательским узлам загружать и скачивать фильмы, музыку и другой медиа-контент непосредственно от других пользователей с помощью зашифрованных каналов связи. В связи с тем, что файлы в сети не поступают из одного источника, BitTorrent также смог предложить превосходную скорость загрузки, фрагментируя медиафайлы и вытягивая их из нескольких узлов одновременно. В отличие от неудачных клиент-серверных моделей централизованных платформ, протокол BitTorrent никогда не хранит ни одного медиафайла, он только обеспечивает передачу файлов между отдельными пользователями:

диаграмма, квадратики, линии, текст

диаграмма, квадратики, линии, текст

Как и проверенная модель BitTorrent, Биткойн имеет децентрализованную архитектуру, которая делает его очень устойчивым к внешним атакам и цензуре.

С точки зрения архитектуры, вся программная кодовая база протокола существует на каждой пользовательской машине, куда он был скачан, что делает для регулятора практически невозможным определение местонахождения адресата и его отключение, так как не существует единой точки уязвимости (сопротивление цензуре). Протокол BitTorrent существует везде и нигде в силу своей децентрализованной сетевой архитектуры – той самой модели, которая впоследствии будет использоваться Биткойном. И действительно, в отсутствие централизованной системы для отключения, регуляторы были не в состоянии остановить BitTorrent и прочие протоколы, которые были им инспирированы. По состоянию на 2009 год пиринговый обмен файлами с использованием децентрализованных протоколов, таких как BitTorrent, составлял до 70% интернет-трафика по всему миру.

Биткойн уже продемонстрировал свойства, аналогичные свойствам BitTorrent, так как регуляторы были не в состоянии сдержать расширение его сети или прекратить его работу. Его невозможно сдерживать с помощью контроля над движением капитала, так как он полностью находится за пределами традиционной финансовой системы. В отличие от золота, конфискация биткойнов крайне затруднена, учитывая их информационный характер. Таким образом, остаются только законодательные акты о платёжных средствах, которые по-прежнему имеют юридическую силу и подлежат исполнению, и поэтому правительства могут потребовать от пользователей биткойна конвертировать некоторую часть принадлежащих им активов в биткойнах в государственные фиатные деньги для уплаты налогов. Таким образом, биржи и внебиржевые рынки, на которых торгуется биткойн, являются единственными подходящими мишенями для регуляторов. Соответственно, эти финансовые шлюзы, соединяющие биткойн с традиционной финансовой системой, вероятно, будут подвергаться непрестанному усилению контроля со стороны регуляторов и мер по обеспечению соблюдения законодательства. Однако, как мы видели в Китае, активизация усилий, по всей видимости, только подчеркнёт необходимость в Биткойне, расширит узнаваемость его бренда и будет способствовать росту объёмов биржевых сделок («эффект Стрейзанд»).

По сути, проекты с открытым исходным кодом, такие как Биткойн, являются просто информацией – программным обеспечением, написанным на компьютерном языке, называемом кодом. Так как это всего лишь код, то Биткойн можно распечатать, записать, проговорить или запомнить. Биткойн – это также и форма денег, поэтому он объединяет такие понятия, как деньги и информация, делая их равнозначными. Эта концепция была весьма хорошо сформулирована Навалем Равикантом в 2017 году:

«Это одна из самых сумасшедших вещей в этой концепции, потому что деньги и речь оказались одним и тем же — деньги, информация и математика — это одно и то же. В мире биткойнов я могу буквально записать свой биткойн-адрес и ключи на листе бумаги и положить его в банковскую ячейку. По сути, он будет находится в «холодном» хранилище, я также мог бы сохранить всё это в своей голове. Запомнив ключевые фразы, я могу спокойно пересекать границы государств с миллиардом долларов в моём мозгу. Это очень мощная, но буквально ошеломляющая концепция в этом смысле».

Первая поправка к Конституции США гарантирует, что все американцы имеют полномочия осуществлять своё право публиковать и распространять всё, что им нравится, без ограничений или предварительного ограничения — что включает в себя программный код, подобный тому, что представляет собой Биткойн. Установленный правовой прецедент в США прямо защищает программный код в соответствии с Первой поправкой. Рассмотрим случай c PGP:

«В 1995 в Своде законов правительства США имелись законы, ограничивающие экспорт не лицензированного криптографического программного обеспечения из Америки. Эту продукцию классифицировали как «военное оборудование». Первые версии прорывного программного обеспечения для криптографии с открытым ключом «Pretty Good Privacy» или «PGP», написанные Филиппом Циммерманом сразу же вывели из США через электронные доски объявлений (BBS) по коммутируемым телефонным сетям. Но за пределами Соединенных Штатов все копии «PGP» считались «пиратскими». Чтобы решить вопрос нелегального копирования в действие привели остроумный план: использовать Первую поправку Конституции как средство легализации процесса. Это так просто. Как только исходный код «PGP» напечатали как книгу, он мгновенно и, что ещё важнее, безоговорочно, попал под защиту Первой поправки».

Биткойн безоговорочно подпадает под защиту свободы слова, обеспечиваемую Первой поправкой к Конституции Соединённых Штатов Америки.

По этим причинам маловероятно, что какое-либо из правительств ведущих мировых держав попытается напрямую и полностью запретить Биткойн, так как это не только противоречит законам о свободе слова, но и создаст приливную волну гласности (опять же, эффект Стрейзанд). Центральные банки приняли сложившуюся реальность. Бывшая председатель Федеральной Резервной Системы Джанет Йеллен (Janet Yellen) это подтвердила:

«Федеральная резервная система просто не имеет полномочий каким-либо образом контролировать или регулировать биткойн».

Таким образом, биткойн нельзя отключить, он практически невосприимчив к регулированию и использует экономические стимулы для неуклонного роста. Само его существование меняет правила игры почти для всех в этом мире, особенно для центральных банков, которые теперь сталкиваются с экзистенциальной угрозой используемой бизнес-модели.

Игра вдолгую [1,4,16]

Деньги — это то, с помощью чего мы ведём счёт в игре жизни. В теории игр исследуется, как здравомыслящие люди принимают стратегические решения в различных жизненных сценариях. Она основана на чисто математических терминах и имеет прикладное значение в любой области, где люди должны выбирать – сотрудничать или конкурировать друг с другом. Стандартная игра, анализируемая теорией игр, — это «Дилемма заключённого»:

Два члена преступной группировки, Алекс и Бобби, арестованы и заключены под стражу. При этом они содержатся в одиночных камерах, не имея возможности общаться друг с другом. Сторона обвинения не располагает достаточными доказательствами, чтобы осудить их по главному предъявленному обвинению, но у них есть достаточно фактов, чтобы засадить обоих за решётку за менее серьёзные преступления. При этом прокурор предлагает одновременно им обоим пойти на сделку со следствием. Каждому заключённому предоставляется возможность либо предать другого, дав против него показания, либо сотрудничать друг с другом, храня молчание. Возможные решения и их последствия:

— Если Алекс и Бобби предадут друг друга, каждый из них отсидит по два года в тюрьме.

— Если Алекс предаст Бобби, но Бобби будет молчать, Алекс будет освобождён, а Бобби отсидит три года в тюрьме.

— Если Бобби предаст Алекса, но Алекс будет молчать, Бобби получит свободу, а Алекс отсидит три года в тюрьме.

— Если Алекс и Бобби оба будут хранить молчание, то оба отбудут в тюрьме только по одному году (за меньшие преступления).

Данные игровые решения и их результаты для удобства восприятия сведены в следующую таблицу:

таблица, текст

таблица, текст

Теория игр показывает нам, что противники часто будут вести себя вопреки взаимным интересам.

Эта игра «Дилемма заключённого» сводится к точке Шеллинга, представляющую из себя некое решение, к которому люди будут стремиться при отсутствии общения или абсолютного взаимного доверия (другими словами, в конкурентной среде). Точкой Шеллинга в дилемме заключённого являются решения Алекса и Бобби об обоюдном предательстве, поскольку каждый из них рискует получить по три года тюрьмы, если один решит хранить молчание, а другой даст свидетельские показания. Учитывая, что у обоих есть стимул для дачи показаний, оптимальной стратегией в этой игре является взаимное предательство, несмотря на то что обоюдное молчание обеспечивает лучший результат для них обоих.

Поскольку деньги — это состязательная игра (в которой есть победители и проигравшие), то не всегда можно доверять информации, полученной от других игроков. Следовательно, Точка Шеллинга денежной конкуренции заключается в выборе доступного товара, который проявляет наибольшую твёрдость, потому что люди (потенциальные противники) должны быть ограничены в возможности создавать новые денежные единицы, чтобы не дать им похищать ценность, заложенную в них. Именно по этой причине управляемый рынком естественный отбор столь безжалостно эффективен в распространении твёрдых денег, поскольку люди постоянно стремятся приобретать ценность и сохранять её с помощью наиболее надёжных из доступных денежных технологий, основанных на твёрдых деньгах.

Ценность денежных товаров, таких как биткойн, определяется исходя из их характеристик на основании теории игр – это означает, что каждый участник рынка оценивает денежный товар, опираясь на собственное представление о том, будет ли данный товар ценен для других участников игры и насколько ценен (точно так же, как заключённые Алекс и Бобби должны предвидеть решения друг друга, чтобы принять собственные эффективные решения). Чем раньше участник рынка способен предвидеть будущий спрос на какое-либо денежное благо, тем большее преимущество он получит относительно других участников рынка, поскольку он сможет приобрести данное благо за гораздо меньшую цену, нежели когда оно станет широко востребованным в более позднее время. Кроме того, когда кто-то приобретает некоторое благо, ожидая, что оно будет востребовано в качестве средства сбережения в будущем, он тем самым ускоряет принятие данного блага другими для этой же самой конкретной цели, поскольку совершаемый ими выбор хранилища ценности частично зависит и от их понимания ваших намерений, которые в первую очередь побудили вас приобрести это денежное благо. Эта кажущаяся цикличность является очередной петлёй положительной обратной связи, которая побуждает общества консолидироваться на едином хранилище ценностей (другой аспект динамики «победитель получает всё»):

круговая диаграмма, текст

круговая диаграмма, текст

Теоретико-игровые свойства процесса монетизации подталкивают людей к тому, чтобы сойтись на единой форме денег.

В терминах теории игр полное доминирование на рынке единственного средства сбережения с превосходным соотношением запасов к приросту известно как «равновесие Нэша» – игровое состояние, при котором ни у одного игрока нет стимула отклониться от выбранной им стратегии после предвидения наиболее вероятного выбора всех его противников. На протяжении всей человеческой истории социальная конвергенция на одной форме сверхтвёрдых денег является равновесием Нэша денежной конкуренции. Как уже было показано на примере золота в XIX веке, когда многочисленные сообщества сходятся на на одном средстве сбережения, они наблюдают существенное снижение торговых издержек и сопутствующее этому расширение свободной торговли и увеличение накопления капитала («La Belle Époque»). Только прошедшее столетие, в котором доминировали государственные фиатные деньги, является аномальным в этом отношении.

Твёрдые деньги — это норма человеческой истории, и мы наблюдаем их возрождение вместе с биткойном.

Процесс монетизации, который мы видели с золотом и теперь наблюдаем с биткойном, является теоретико-игровым. Люди должны самостоятельно решать, как лучше всего хранить ценность, созданную их временем, затраченным на производство. Такое решение принимается на основе прогнозируемых представлений, а также решений и действий других людей в отношении доступных им монетарных технологий. Благодаря подобной динамике комплексного взаимодействия процессов принятия решений люди спонтанно приписывают денежную роль некому благу. Также это взаимодействие является причиной того, почему твёрдые деньги всегда одерживают победу. Таким образом, твёрдые деньги являются эмерджентным свойством косвенного обмена точно так же, как деньги являются эмерджентным свойством прямого обмена.

Именно поэтому ценность, хранящаяся в более мягких формах денег, полностью поглощается твёрдыми деньгами каждый раз, когда они взаимодействуют в рамках одной экономической сети. Существующая на фоне экспансионистской денежно-кредитной политики, практикуемой сегодня каждым центральным банком в мире, цена биткойна продолжит расти, по мере того как соотношение фиатной денежной массы в обращении к количеству единиц биткойна в обращении будет меняться в сторону всё большего расхождения:

график, синяя линия, оранжевая линия, текст

график, синяя линия, оранжевая линия, текст

Данный график, который является исключительно иллюстративным, просто показывает, что расхождение в кривых предложения биткойна и доллара США приведёт к удорожанию биткойна в долларовом выражении, даже без какого-либо увеличения спроса на биткойн (а как мы уже видели, спрос на биткойн стремительно растёт). Та же самая динамика применима ко всем современным государственным деньгам, поскольку каждый центральный банк в мире проводит агрессивную экспансионистскую денежно-кредитную политику. В глобальной игре международной конкуренции фиатных валют равновесие Нэша – это все валюты, раздутые до бесполезности. В этой гонке ко дну те, кто обладает лёгким доступом к свеженапечатанным деньгам, будут экспроприировать как можно больше стоимости (через эффект Кантильона) и использовать её для приобретения недвижимости, золота или других устойчивых к инфляции активов (таких как биткойны). Данная точка зрения с позиции теории игр ясно объясняет, почему практически все мягкие правительственные бумажные валюты имеют тенденцию в конечном итоге обесцениваться.

Далее мы покажем, как с 1900 года все основные фиатные валюты почти полностью обесценились по отношению к золоту (обратите внимание на резкое снижение в 1971 году, когда привязка валют к золоту была полностью разорвана):

график цветные линии

график цветные линии

Как мы уже могли убедиться в ходе исторического процесса, каждый раз, когда твёрдые деньги сталкиваются с мягкими деньгами в торговой сети, они вытесняют последние из конкуренции. Ранее мы видели, как золото, обладая превосходной твёрдостью, демонетизировало серебро с крайне тяжёлыми экономическими последствиями для тех обществ, которые дольше всего оставались на серебряном стандарте, таких как Китай и Индия. Теперь само золото сталкивается с более твёрдым денежным конкурентом, и вполне вероятно, что оно будет постепенно демонетизироваться по мере того, как люди станут переводить свои активы в биткойн из-за его непревзойдённых качеств как средства сбережения. Этот процесс может занять весьма продолжительное время, и вполне возможно, что золото на самом деле частично сохранит денежное применение, учитывая огромные запасы, имеющиеся у центральных банков, глубокую историю отношений человечества с этим денежным металлом (Эффект Линди), его относительно высокое и предсказуемое соотношение запасов к приросту, и тот факт, что некоторые люди всегда могут предпочесть материальное средство сбережения цифровой альтернативе. Что касается государственных денег, то конкурентная ситуация там обстоит гораздо хуже.

Горизонт событий [1,4,16]

Гиперинфляция — это специфический вид демонетизации, уникальный для государственных фиатных денег, которого не существовало при золотом стандарте. Гиперинфляция возникает, когда правительство производит новые денежные единицы в ускоренном темпе для финансирования расходов или обслуживания долговых обязательств, что приводит к снижению стоимости национальной валюты с той же увеличивающейся скоростью. Стоимость гиперинфлирующей валюты обваливается в первую очередь по отношению к наиболее ликвидным товарам, доступным обществу (таким как золото или доллар США), а затем, в зависимости от относительной доступности, и по отношению к реальным товарам, таким как недвижимость и сырьевые товары. Такая последовательность вызвана стремлением человека получить максимальное количество вариантов обмена, поскольку он пытается избавиться от обесценивающейся валюты и приготовится к навигации в условиях крайне неопределённой экономической ситуации. Когда гиперинфляция усиливается, курс валют начинает падать по отношению к скоропортящимся товарам. В обществах, переживающих поздние стадии гиперинфляции, часто можно наблюдать полностью опустевшие продуктовые магазины. Со временем общество либо перейдёт к бартерной экономике, либо примет новое средство обмена, как мы видели в Зимбабве, когда  обвалившийся зимбабвийский доллар в конце концов был заменён на доллар США. Сам этот процесс происходит весьма напряжённо, так как зачастую заменяющая валюта становится дефицитной, поскольку иностранные банковские учреждения либо проявляют нежелание предоставлять её, либо сами ограничены в ликвидных средствах.

Принимая во внимание тот факт, что биткойн является самой твёрдой формой денег в мире, он будет продолжать укрепляться на фоне гиперинфляционных, мягких государственных валют, даже без какого-либо увеличения спроса на него (как показано на вышеприведённом графике). В конце концов, это приведёт к возникновению переломного момента в экономике некоторых стран, при котором пользователи будут торопиться уйти из несостоятельной валюты своего государства, чтобы перейти на использование биткойна, для защиты своих накоплений от дальнейшей конфискации. Этот переход будет иметь одинаковую динамику с другими событиями демонетизации и гиперинфляции, однако будут и отличия, учитывая уникальные свойства биткойна как монетарной технологии. Демонетизация валюты, вызванная биткойном, называется событием гипербиткойнизации и отличается от гиперинфляции двумя критическими моментами.

Во-первых, гиперинфляция происходит при ограниченной конкуренции с другими фиатными валютами, поскольку правительство может легко ввести контроль над капиталом, который выборочно запрещает приток или отток государственных денег, в то время как гипербиткойнизация происходит из-за прямой конкуренции с биткойном, который может легко пересекать границы, так как он обладает иммунитетом к контролю над движением капитала. Это приведёт к тому, что гипербиткойнизация произойдёт гораздо быстрее, чем гиперинфляция, так как государствам будет очень сложно предотвратить торговлю биткойном в пределах своих границ в силу его чисто информационного характера. Учитывая неспособность правительств оградить свою местную валюту от прямой конкуренции с биткойном и высокую альтернативную стоимость поддержания обесценивающейся формы денег, как только событие гипербиткойнизации достигнет критической массы, оно произойдёт незамедлительно и быстро.

Во-вторых, в условиях гиперинфляции правительства увеличивают денежную массу в попытке опередить инфляционные ожидания населения. По мере того, как у правительств формируется привычка раздувать денежную массу, у людей появляется привычка предвидеть рост цен и искать альтернативные средства сбережения. Правительства, в свою очередь, должны постепенно печатать больше денег, чтобы опережать инфляционные ожидания и генерировать одинаковый экономический эффект с каждой новой денежной единицей. При отсутствии каких-либо альтернативных денежных средств, на которые можно было бы перейти, цены устремятся вверх, и их рост продолжится до тех пор, пока не будет достигнута критическая точка. Гиперинфляция чрезвычайно разрушительна для экономики, поскольку она либо вынуждает людей переключаться с наихудшей формы государственных бумажных денег, доступных им, на какие-либо другие мягкие государственные бумажные деньги (в лучшем случае), либо заканчивается полным экономическим коллапсом (в худшем случае). В условиях гипербиткойнизации у пользователей есть надгосударственные денежные средства, позволяющие избежать последствий централизованно планируемой экономики. Следовательно, наступление гипербикойнизации должно быть гораздо менее губительным для экономики, так как люди будут обменивать более низкую форму денег на более совершенную. Поскольку гипербиткойнизация должна произойти в короткие сроки, люди быстро привыкнут к ведению сделок с биткойном, что позволит защитить ухудшающееся материальное положение и стабилизировать экономические условия.

Гипербиткойнизация, по всей видимости, станет обескураживающим, сбивающим с толку, а в некотором роде и сумасшедшим временем для многих людей. Вначале это событие, вероятно, проявится на периферии, при этом страны, которые раздувают национальные валюты быстрее других, первыми испытают на себе последствия гипербиткойнизации. В цифровую эпоху новости о происходящем будут быстро распространяться, добавляя уверенности в копилку биткойна, в то время, как он будет продолжать извлекать выгоду из вызванного этим повышения спроса, сетевых эффектов и эффекта Линди. По мере того, как всё больше людей осознают реальность твёрдых денег, мы ожидаем, что темпы этого глобального перехода будут ускоряться до тех пор, пока все мягкие деньги не будут вытеснены из конкуренции. К счастью, это произойдёт относительно быстро, так как биткойн невосприимчив к контролю над капиталом и в дальнейшем будет действовать как стабилизирующая сила для мировой экономики (поскольку твёрдые деньги сопротивляются рыночным искажениям и остаются прочно укоренившимися в экономической реальности).

Подобно звезде, вращающейся вокруг черной дыры, любой установленный денежный порядок, выходящий за горизонт событий гипербиткойнизации, неизбежно рухнет в сингулярность биткойна.

Далее мы покажем, как может разворачиваться само событие гипербиткойнизации:

график, синяя линия, красная линия, текст

график, синяя линия, красная линия, текст

Как только экосистема Биткойна засеяна, начинается процесс кристаллизации. Рост становится экспоненциальным и самоусиливающимся. В этой модели переломный момент (зеленый кружок) представляет собой резкое изменение, когда многие люди и организации принимают биткойн.

Прогнозы относительно того, насколько ценным станет биткойн после глобальной гипербигкойнизации, варьируются в зависимости от того, какой удельный вес учитывается для различных средств сбережения (золото, государственные деньги, недвижимость, акции, облигации, предметы искусства, нефть и другие товары все используются для этой цели сегодня), но, применив простую математику для нашего направленного анализа, получим следующее – если биткойн демонетизирует (вытеснит из обращения) только золото, то он будет оцениваться примерно в $400K за монету ($8 трлн. в золоте / 20 млн. монет в 2025 году). Если демонетизации с его стороны подвергнутся также и государственные деньги, он будет оцениваться примерно в 5 млн. долларов за монету ($100 трлн. фиатных денег / 20 млн. монет в 2025 году). По мере распространения информации о биткойне и его потенциальном влиянии долгая игра становится ещё интереснее. Учитывая, что биткойн представляет собой реальную угрозу самому существованию государственных бумажных денег и центральных банков, мы также обязаны рассмотреть их решения с точки зрения теории игр.

«Банковская паника» наоборот [1,4,5]

Хотя сегодня большинство людей по-прежнему считают биткойн волшебными интернет-деньгами, его дальнейшее существование и повышение цены привлекут больше внимания со стороны состоятельных людей, институциональных инвесторов, а затем, возможно, и центральных банков. Как мы узнали, центральные банки по-прежнему полагаются на золото как на средство окончательного расчёта, поскольку оно было (до биткойна) единственным денежным средством, полностью свободным от риска контрагента (наличные деньги). Однако транспортировка и обеспечение сохранности золота – чрезвычайно дорогостоящий процесс, сопряжённый с операционными рисками. Эти издержки и риски являются причиной того, что окончательные расчёты между банками происходят очень редко.

Учитывая пропускную способность транзакций, доступную сегодня в сети Биткойна, транснациональная группа из 850 центральных банков может осуществлять ежедневные окончательные расчёты друг с другом. Если каждый центральный банк обслуживает в среднем десять миллионов клиентов, то этого более достаточно для того, чтобы охватить всё мировое население. В мире, где центральные банки приняли стандарт Биткойна, правительства больше не будут иметь возможности увеличивать денежную массу, а банки начнут свободно конкурировать друг с другом, предлагая различные физические и цифровые денежные инструменты и платёжные решения, поддерживаемые биткойнами. Используя технологии, представленные Биткойном, криптографическая цифровая достоверность может быть применена к банковскому учёту и способствовать выявлению тех, кто занимается банковским делом с частичным резервированием. Это может привести к тому, что Биткойн сможет реализовать свой конечный вариант использования, став самой быстрой и эффективной системой глобального окончательного расчёта, невзирая на расстояния и государственные границы. Несмотря на явные преимущества такой системы, как эта, центральные банки вряд ли сами по себе откажутся от монопольного контроля над существующим денежным порядком.

Когда люди начнут по собственной воле переводить фиатные валюты в биткойны, чтобы защитить свои сбережения, как это уже происходит сегодня в таких странах, как Венесуэла, это, вероятно, привлечёт ещё большее внимание со стороны центральных банков. Поскольку центральные банки фактически теряют клиентов, им необходимо будет хеджировать риски, связанные с функционированием их бизнес-модели. Центральные банки сегодня держат резервы в основном в долларах США, евро, британских фунтах стерлингов, специальных правах заимствования МВФ и золоте. Указанные резервы используются для расчётов и поддержания рыночных цен государственных валют. В том случае, если биткойн останется на своей нынешней траектории, и учитывая его превосходство как системы для окончательных расчётов, вполне возможно, что по крайней мере один центральный банк где-нибудь в мире добавит биткойн к своим резервным активам, если не по какой-либо иной причине, то по-крайней мере для защиты рыночной цены своей национальной валюты, что согласуется с его стратегией применительно к золоту.

Наиболее вероятный сценарий заключается в том, что центральный банк будет стремиться владеть частью сети Биткойна в качестве страхового полиса на случай его успеха. Стратегически для центрального банка имеет смысл потратить некоторую сумму для приобретения части предложения биткойна в ближайшее время. Например, учтите, что власти центрального банка сегодня считают, что, несмотря на то, что шансы наступления события гипербиткойнизации чрезвычайно малы, если оно всё-таки произойдёт, то это будет представлять собой событие уровня глобального вымирания для их бизнеса. В математическом плане, если взять приблизительную цену биткойна на сегодняшний день в $4K* (на 1999 год*) и его ожидаемую цену после гипербиткойнизации в $5 млн., то получается, что если центральный банк не уверен более чем на 99,92%, что это событие не произойдёт, то было бы разумным разместить по крайней мере 0,08% своих активов в биткойне в качестве идеального хеджирования на случай его успеха (поскольку рост цен с $4K до $5M является увеличением в 1250 раз, распределение 0,08% активов оставит центральный банк «при своих», если событие гипербиткойнизации всё-таки произойдет).

Теория игр подсказывает нам, что первый центральный банк, купивший биткойны, спровоцирует обратную «банковскую панику», так как данное решение насторожит остальные центральные банки, которые движимые собственными корыстными интересами будут вынуждены последовать его примеру. Первая покупка одним из центральных банков приведёт к значительному росту цены биткойна и вызовет эффект «снежной лавины», который заставит другие банки тоже войти в рынок, основываясь на ожиданиях относительно будущего спроса, и усугубляя этот эффект с приходом на рынок всё большего числа центральных банков, делая тем самым биткойн более дорогим для более поздних участников. По мере того как центральные банки продолжат пытаться предугадывать действия и стратегии друг друга, возникнет теоретико-игровой цикл положительной обратной связи, который сходится на точке Шеллинга твёрдых денег, аналогичной точке денежной конкуренции на свободном рынке, вызывая тем самым глобальную конкуренцию между центральными банками за максимальной накопление биткойнов. В сложившихся обстоятельствах центральный банк может сыграть разумно, если он первым купит небольшую долю сети Биткойна. Ещё более разумной игрой для центрального банка была бы покупка биткойнов без объявления об этом, что позволило бы начать их накопление по более низким ценам.

По аналогии с переходом на золотой стандарт в XIX веке, сетевые эффекты в конечном счёте наберут силу, поскольку всё больше центральных банков приобретут некоторое количество биткойнов, увеличив тем самым его ликвидность и делая его более востребованным на рынке, создавая, таким образом, всё больше стимулов для присоединения других центральных банков. После того, как достаточное меньшинство центральных банков купит часть биткойн-сети, правило меньшинства достигнет финального этапа и начнёт навязывать неизменные правила Биткойна установленному денежному порядку. Как только факт «банковского набега» на биткойн станет достоянием общественности (что, как правило, легко происходит в эпоху цифровых технологий), это станет окончательным подтверждением легитимности принятия биткойна и добавит дополнительный импульс его восхождению на рынке, поскольку эта глобальная игра накопления биткойнов достигнет апогея лихорадки. Даже в самых крупных масштабах финансовой системы, Биткойн преобразует индивидуальный корыстный интерес в рост своей сети.

Вам может быть затруднительно поверить в подобную перспективу развития событий. Но вспомните, как примерно 25 лет назад было точно также сложно поверить в портативные суперкомпьютеры с сенсорным экраном и беспроводной глобальной связью. Изменения происходят постоянно увеличивающимися темпами. Помните, что каждый центральный банк будет оценивать биткойн на основе собственных представлений о том, обретёт ли он ценность в конечном итоге для других центральных банков и в какой мере. Поскольку все они будут проводить один и тот же стратегический анализ, то, несомненно, осознают стоящую перед ними дилемму, – либо игнорировать биткойн и наблюдать со стороны, как он продолжает вытеснять конкуренцию и ускорять темпы обвалов фиатных валют, тем самым ослабляя контроль над установленным экономическим порядком, либо принять биткойн в качестве резервного актива и спровоцировать игру по его аккумулированию против других центральных банков, легитимизируя его как актив, который приведёт к потере ими монопольного положения на рынке денег. Теория игр говорит нам, что до тех пор, пока биткойн продолжает работать в своей нынешней форме, центральные банки (как и заключённые Алекс и Бобби) в конечном итоге столкнутся с необходимостью принятия стратегических решений, подобных этому, для защиты своих собственных интересов. В какой-то момент существенное преимущество, предоставляемое тому центральному банку, кто первым примет такое решение, перевесит все сомнения и станет непреодолимым стимулом по крайней мере для одного из них, заставив перейти к активным действиям, тем самым запуская «обратный банковский набег» на биткойн.

Путь к процветанию [1-16]

Делать прогнозы – дело весьма рискованное, неправильных ответов бесчисленное множество, а правильный ответ – всегда единственный. Точные прогнозы – редкость. Сплетая воедино исторические знания и осведомлённость о современных тенденциях, можно выработать представление о том, какие технологические инновации возможны в принципе. Вот несколько самых крупных ошибок, совершённых людьми, основывавшихся на неверных прогнозах:

  • Формирование мнения об инновационном потенциале без его глубокого рассмотрения (скоропалительное решение Blockbuster об отказе от покупки Netflix за $50 млн.);
  • Игнорирование инноваций, поскольку они противоречат широко распространённому мировоззрению (Kodak отказывается признать разрушительный потенциал цифровой фотографии, поскольку они потратили 100 лет на создание бизнес-модели, ориентированной на использование химической фотоплёнки);
  • Игнорирование инноваций, потому что они слишком малы или угрожают положению власти (крупные газеты отказываются развивать присутствие в Интернете на раннем этапе).

Для эффективного предвидения крайне важно практиковать мышление новичка и рассуждать, исходя из основополагающих принципов. Собрав воедино всё, что было рассмотрено в данной работе, предложим потенциальный путь развития Биткойна, основанный на исторической конкурентной динамике денег, текущих макроэкономических тенденциях и теории игр. Давайте начнём с момента создания Биткойна:

1. На первых порах биткойн воспринимается как интернет-игрушка для криптографов (правило меньшинства – Шаг 1).

2. Стремительное повышение его цены делает богатой небольшую группу людей, привлекая фанатиков свободного рынка и внимание средств массовой информации. Очень рано проявляется гиперволатильный характер цены биткойна («ходлеры последней надежды» – Волна 1).

3. Средства массовой информации, финансовые и технические учреждения, не сумевшие купить биткойн на раннем этапе и извлечь выгоду из его стремительного роста, критикуют его как «схему Понци», «MySpace криптовалют» и «величайший пузырь всех времён» («эффект Стрейзанд»).

4. Большое количество мошенников, используя шумиху вокруг Биткойна, создают собственные криптовалюты, претендующие на превосходство, хотя и лишённые критически важных качеств, как например, децентрализации, безопасности и неизменной системы управления. Благодаря уникальному преимуществу первопроходца, многогранным сетевым эффектам и узнаваемости бренда, подпитываемому мифом о создании Накамото, биткойн сохраняет доминирующее положение на рынке.

5. Розничные инвесторы, венчурные капиталисты и хедж-фонды, не обладая пониманием денежной экономики и применяя неадекватные модели оценки, инвестируют в другие криптовалюты, создавая тем самым больше шума и путаницы, поскольку цены на эти альткойны растут с более высокой скоростью, чем биткойн.

6. Венчурным капиталистам и хедж-фондам, имеющим хорошие связи, предоставляются специальные инвестиционные льготы только для того, чтобы затем сбросить большую часть того, что они купили, индивидуальным инвесторам.

7. Учитывая их высокую корреляцию с биткойном и отсутствие практической полезности, весь мир наблюдает за тем, как медвежьи рынки постепенно уничтожают всё возрастающее количество альтернативных криптоактивов, поскольку большинство из них не в состоянии предоставить какой-либо полезный продукт, хотя некоторые и добиваются успеха на прочих рыночных площадках. Функциональные возможности альтернативных криптоактивов, которые хорошо зарекомендовали себя на рынке, поглощаются Биткойном (децентрализованный сетевой архетип). Волатильность цены биткойна сохраняется, при этом ежегодная минимальная цена продолжает неуклонно расти («ходлеры последней надежды» – Волна 2).

8. Доверие к биткойну со временем возрастает («эффект Линди»), и его рыночная цена продолжает движение по восходящей, но волатильной траектории (фрактальные волновые паттерны).

9. Люди, обжёгшиеся лихорадкой альткойнов, становятся свидетелями неоспоримого превосходства биткойна по всем денежным характеристикам, особенно по твёрдости («ходлеры последней надежды» – Волна 3).

10. Как в преддверии, так и во время очередного бычьего рынка, характеристики биткойна – абсолютная дефицитность и антихрупкость – усугубляют настроения FOMO у инвесторов (цикл положительной обратной связи теории игр). Некоторые инвесторы неизбежно попадают в последующий обвал цен на биткойны (фрактальные волновые паттерны) («ходлеры последней надежды» – Волна 4).

11. Гиперинфляция фиатных валют способствует ещё большему принятию биткойна, поскольку он становится единственным средством сохранения накоплений для многих людей, делая тем самым биткойн легитимным средством сбережения. Правительства изо всех сил пытаются ужесточить контроль за движением капитала и развернуть пропаганду против биткойна, как они это делали с золотом в ХХ веке. Контроль за движением капитала оказывается неэффективным, а пропагандистские выпады против биткойна лишь разжигают появление статей в интернете и СМИ, которые рассматривают его как инструмент свободы (антихрупкость). Противодействие со стороны государства в первую очередь подчёркивает саму необходимость в биткойне (эффект Стрейзанд).

12. Инвесторы и состоятельные люди убеждены в необходимости вложения части активов в биткойн для обеспечения их дальнейшего роста, хеджирования от инфляции и увеличения скорректированной на риск доходности своих традиционных портфелей (правило меньшинства – Шаг 2)

13. Увеличение спроса на биткойн неизбежно влечёт за собой снижение спроса на фиатные валюты, что приводит к ещё более высоким темпам инфляции (закон Грешема). С большими затратами и усилиями правительства беспорядочно выпускают собственные криптовалюты, но не могут отказаться от контроля над денежно-кредитной политикой, что делает их неконкурентоспособными по отношению к биткойну (рыночный естественный отбор). Правительства предпринимают скрытные попытки атаковать сеть Биткойна, тем самым только делая её сильнее (антихрупкость). Освещение биткойна в средствах массовой информации смещается в сторону его использования в качестве твёрдых денег («шкура на кону») и его важности для процветания («ходлеры последней надежды» – Волна 5).

14. Активисты разделяют идею о том, что мягкие деньги создают социальное неравенство («душа на кону») за счёт непропорционального налогообложения беднейших слоёв населения посредством инфляции (эффект Кантильона). Это послание быстро распространяется в мире постоянно растущих провалов бумажных валют, и люди спешат сбежать от национальных валют под защиту биткойна, приближая тем самым наступление события гипербиткойнизации («ходлеры последней надежды» – Волна 6). Оборудование для майнинга биткойнов становится коммодитизированным, и многие граждане присоединяются к майнинговым пулам (архетип децентрализованной сети) («шкура на кону»).

15. Центральные банки, пытаясь адаптироваться к новым условиям и хеджировать риски, связанные с непрерывностью деятельности, незаметно начинают накапливать биткойны в качестве резервного актива в соответствии со своей стратегией в отношении золота. Бывший сотрудник центрального банка раскрывает конфиденциальный стратегический документ, касающийся биткойна («душа на кону»), который побуждает другие центральные банки начать покупать биткойн, в результате чего его цена и предполагаемая легитимность возрастают ускоренными темпами (петля положительной обратной связи теории игр) (финальная фрактальная волновая модель) («ходлеры последней надежды» – Волна 7).

16. Рыночная капитализация биткойна достигает десятков триллионов долларов США. Волатильность биткойна снижается, поскольку и его рыночная капитализация и ликвидность становятся выше, чем когда-либо (зрелые твёрдые деньги).

17. Ранние биткойн-инвесторы теперь сидят на значительной нереализованной прибыли и готовы расстаться с некоторыми из своих биткойнов, чтобы оплатить свои покупки. Вместе со стабилизацией покупательной способности, альтернативные издержки сделок с биткойном уменьшаются, а его использование в качестве средства обмена увеличивается.

18. Сейчас, когда мир более оцифрован, чем когда-либо ранее, люди всё чаще требуют, чтобы им платили в биткойнах, поскольку он оказался хорошим средством сбережения, учитывая его безинфляционную, а позднее и дефляционную денежно-кредитную политику (точка Шеллинга) («ходлеры последней надежды» – Волна 8).

19. С добавлением высокопроизводительных уровней транзакций использование биткойна в качестве средства обмена становится широко распространённым. Биткойн, функционирующий как ядро новой волны инноваций, называемой TrustNet, окрестили монументальной инновацией.

20. По мере того, как всё больше потребителей и продавцов привыкают к ведению операций в биткойне, он постепенно начинает использоваться в качестве расчётной единицы.

21. В связи с появлением высшего, не подверженного инфляции денежного стандарта люди всё чаще хранят своё богатство в биткойнах, а не в фиатных валютах (правило меньшинства — Шаг 3)(«ходлеры последней надежды» — Волна 9).

22. Историки описывают монополизацию денег центральными банками как пережиток прошлого. Биткойн рассматривается как каталитическая инновация, лежащая в основе разделения денег и государства. Свободный рынок денег в настоящее время является определяющей чертой свободного рыночного капитализма (равновесие Нэша).

Этот путь к полноценным глобальным деньгам проведёт биткойн через множество этапов:

график, кривая, цветные точки на графике

график, кривая, цветные точки на графике

Поживём – увидим

Всё, что находится за пределами настоящего времени, окутано туманом неизвестности. Любые предсказания всегда следует воспринимать с долей скептицизма. Будущее неопределённо, и конец всегда может быть рядом. Всякий, кто утверждает, что может сказать вам, что произойдёт в будущем, ошибается. Всё, что мы можем делать, это изучать модели прошлого и использовать их в качестве навигационной карты по постоянно развивающейся территории будущего.

На свободном рынке твёрдые деньги всегда побеждали в конкурентной борьбе мягкие деньги, обрекая последние на исчезновение. Твёрдые деньги были нормой на протяжении всей истории человечества, за исключением последних 100 лет, когда нас принуждали использовать мягкие правительственные бумажные деньги. Общества, работающие на системах твёрдых денег, оптимизируют распределение основного ресурса, человеческого времени, что увеличивает благополучие всех и каждого.

В эпоху цифровых технологий рынки становятся всё более взаимосвязанными. Биткойн — это цифровые наличные деньги. Это новый социальный институт, живущий по своим законам. Его основными компонентами являются человеческие интересы и математическая наука. Биткойн – самая сложная денежная технология в истории. Будет ли он и дальше побеждать конкурентов в борьбе за право стать мировыми глобальными деньгами в полной мере?

Время покажет…

***

Спасибо тем, кто зажигает огонь знания в этом мире!!

***

Благодарим вас за чтение «Деньги, Биткойн и Время»!!!

Все части этого цикла вы можете найти по ссылкам ниже.

Часть 1: Деньги — их свойства, история и эволюционная история

Часть 2: Биткойн — его природа и значение в истории денег*

Часть 3: Время — взгляд на его ценность и на то, как может сложиться история денег*

*Перевод остальных частей скоро появится на БитНовостях. *


Использованные в данном эссе работы и дополнительные материалы для ознакомления:

[1] «Краткая история денег, или Всё, что нужно знать о Биткойне» от Сейфедина Аммуса (великолепный труд, на котором основана большая часть этого очерка)

[2] «Рациональный оптимист», Мэтт Ридли

[3] «Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни», Нассим Николас Талеб

[4] «Бычий тренд Биткойна», Виджей Бояпати

[5] «Эпоха криптовалют. Как Биткойн и блокчейн меняют мировой экономический порядок», Пол Винья и Майкл Кейси

[6] «Sapiens. Краткая история человечества», Юваль Ной Харари

[7] «Биткойн-это децентрализованный организм», Часть 1и Часть 2от Брэндона Киттема

[8] «Алгоритм PoW эффективен», Дэн Хелд

[9] «Пятый протокол», Навал Равикант

[10] «Социальный контракт Биткойна», Hasu

[11] «Антихрупкость», Нассим Николас Талеб

[12] «Обращение к Джейми Даймону», Адам Людвин

[13] «Placeholder. Резюме диссертации», Джоэл Монегро и Крис Берниски

[14] «Диффузия инноваций», Эверетт М. Роджерс

[15] «Почему Америка не способна регулировать Биткойн», Beautyon

[16] «Гипербиткойнизация», Дэниел Кравиш

Источник

Деньги, Биткойн и Время: Время (часть 3)