Джимми Сонг об оценке альткойнов

HashFlare

ComputerUniverse Введи промокод FW7FRUX при покупке и получи скидку 5 евро

Альткойны фундаментальным образом отличаются от Биткойна, и разработанные для Биткойна модели оценки совершенно не годятся для альткойнов. Из чего же происходит стоимость альткойнов? Почему альткойны вообще имеют какую-то стоимость? Привносят ли альткойны ценные новые технические функции? Надеются ли покупатели этих токенов на постепенный переход проектов к децентрализованной организации? Что сделало Litecoin успешным, тогда как более ранний и очень на него похожий Fairbrix потерпел неудачу? Почему многие койны с большим объёмом предварительного майнинга (как IxCoin) провалились, а Ethereum преуспел? Чем можно объяснить эти примеры относительного успеха и неудачи? На все эти вопросы здесь даёт свой ответ Джимми Сонг, разработчик, предприниматель и влиятельный участник биткойн-комьюнити.

Биткойн имеет ценность, потому что это децентрализованные цифровые деньги. Он обладает постоянно растущим коэффициентом Stock-to-Flow (отношением запасов к приросту) и дефицитностью, обеспечиваемой высоконадёжной монетарной политикой, какой просто не может быть у физического актива. Кроме того, Биткойн является точкой Шеллинга для крипторынка и обладает безопасностью, нарушить которую – задача чрезвычайно дорогостоящая, и историей, с какой не может сравниться ни один другой криптоактив. В некоторых новых исследованиях высказывается предположение о том, что отношение запасов к приросту является универсальным критерием стоимости для биткойна, что имеет смысл ввиду истинно децентрализованной природы Биткойна.

С альткойнами другая история. Они не обладают той важнейшей инновацией, которая есть у Биткойна: децентрализацией. Это означает, что альткойны фундаментальным образом отличаются от Биткойна и, по сути, ближе к фиатным деньгам. Их центральные точки отказа могут использоваться – и используются – внешними силами для установления влияния или даже контроля над сетью. Именно по причине централизации модель отношения запасов к приросту совершенно не работает для альткойнов, в отличие от Биткойна. Так из чего же происходит стоимость альткойнов? Почему альткойны вообще имеют какую-то стоимость?

Миф о технических инновациях

Поговорите с любым держателем альткойнов, и он неизбежно расскажет вам, что его койн обладает одним из самых интересных наборов технических характеристик. Они утверждают, что именно этот койн способен произвести революцию в некоторой индустрии, сделав что-то такое, благодаря чему их токены вырастут в цене, обычно через какую-то витиеватую систему стимулов для участников сети. Надежда владельцев монет, конечно, состоит в том, что их койн, благодаря своему инновационному функционалу, станет «следующим Биткойном» и новой точкой Шеллинга для глобальной валютной системы.

Джимми Сонг об оценке альткойновОднако рассчитывать на это значит выдавать желаемое за действительное, и любой держатель токенов предыдущих претендентов на трон вам это подтвердит. От Feathercoin до Auroracoin или Steem, было немало койнов, которые предлагали какие-то предполагаемые технические преимущества, но не сумели даже просто удержаться на плаву, не говоря уже о том, чтобы претендовать на звание «нового Биткойна».

Технические преимущества альткойнов могут включать в себя такие характеристики, как меньший интервал между блоками, proof-of-(что-то-ещё-кроме-работы), изменения в алгоритмах хеширования, монетарной политике, увеличение размеров блоков, обещания приватности, предполагаемую полезность для какого-то определённого сервиса, решение некоторых проблем каких-то из отраслей экономики и так далее.

Всё это в лучшем случае является самообманом и попыткой выдать желаемое за действительное, поскольку комьюнити всех этих койнов составляют деморализованные и/или обманутые держатели токенов, продолжающие лелеять надежду то, что когда-нибудь их альткойн чудесным образом сумеет занять место Биткойна. Технические «инновации» при этом часто оказываются крайне нежелательными (как Тьюринг-полные смарт-контракты), а то и вовсе откровенно мошенническими (Bitconnect), но даже те немногие альткойны, что имеют некоторые достоинства, настолько безнадёжно застряли в трясине плохо спроектированных систем стимулов, что едва ли способны решить хоть какую-то из проблем реального мира.

Короче говоря, технические инновации в альткойнах – это практически всегда полный провал. Настоящие инновации находят свой рынок. Но эти альткойны не сумели найти реальных пользователей для достижения заявленных целей и лишь очень немногие из них нарастили хоть какой-то реальный объём чего бы то ни было.

Джимми Сонг об оценке альткойновПоскольку исходный код большинства альткойнов открыт, скопировать его, изменить несколько параметров и создать технический клон довольно просто. Если бы основу стоимости альткойнов составляли технологии или функциональность, то технические клоны существующих монет обладали бы существенной ценностью. Однако это не так, что говорит о том, что технические характеристики альткойнов не являются объяснением их стоимости.

Нет, обладающий некоей ценностью альткойн от не обладающего отличают вовсе не технические новшества, но нечто совершенно иное.

История Litecoin и Fairbrix

История сравнительной оценки альткойнов начинается здесь, потому что Fairbrix и Litecoin – очень похожие проекты. У них одинаковый механизм консенсуса (proof-of-work), дата запуска (2011) и даже создатель один: Чарли Ли.

Оба этих альткойна произошли от Tenebrix, запущенного в 2011 году и имевшего тот же самый PoW-алгоритм, Scrypt и несколько меньший интервал между блоками в сравнении с 10 минутами Биткойна. Криптокомьюнити тогда не приняло Tenebrix из-за большого объёма предварительного майнинга, что побудило Чарли Ли создать форк от Tenebrix, Fairbrix. Так же, как Zclassic, отколовшийся от Zcash гораздо позже, Fairbrix был полным клоном Tenebrix, но без премайнинга.

Джимми Сонг об оценке альткойновСтранный мир альткойнов

Fairbrix, конечно, бесславно канул в Лету, и вот здесь нам в полном блеске является стратегия Чарли Ли: он взял все те же свойства и создал новую монету, Litecoin, на этот раз удачнее подойдя к брендингу. Он ещё больше сократил интервал между блоками – с 5 до 2,5 минут, – исправил несколько багов и придумал для нового койна намного более удачную маркетинговую линию. Как многократно говорил сам Чарли Ли, его самой удачной находкой за много лет стал броский слоган, который он придумал для Лайткойна: цифровое серебро в сравнении с цифровым золотом Биткойна.

С технической точки зрения, Лайткойн почти не отличался от Биткойна. Единственным существенное различие касалось реализации алгоритма proof-of-work, который был скопирован в Litecoin из Tenebrix. Усилия по интеграции Scrypt нельзя было назвать удачными разработками. Например, хеши блоков в Litecoin неотличимы от хешей транзакций. В Биткойне не так: хеши блока всегда начинаются с кучи нулей, что делает их легко отличимыми. Кроме того, в Лайткойне не был исправлен ни один из небольших багов, имеющихся в коде Биткойна, – как ошибка неучтённой единицы в OP_CHECKMULTISIG или 4-байтная метка времени. Litecoin, в сущности, был клоном Биткойна с несколькими незначительными изменениями и хорошим маркетингом.

В 2011 году было создано множество монет, которые в итоге не выжили, включая IxCoin, SolidCoin, Geistgeld или близких родственников Лайткойна, Fairbrix и Tenebrix. В глазах многих предварительный майнинг, осуждаемый большой частью сообщества, является смертельным ударом по маркетингу, однако, как показывает опыт Fairbrix, отсутствие премайнинга само по себе тоже вовсе не гарантирует успеха койна. Своей популярностью Litecoin обязан в первую очередь умному маркетингу, а технические особенности практически не имели отношения к его успеху.

Но почему эти койны появились именно тогда, когда появились? Середина 2011 года была временем формирования первого крупного пузыря на рынке биткойна, цена которого за полгода выросла с 1 до 30 $. Все упомянутые выше койны стали выходить на рынок начиная с августа того года, вскоре после того, как лопнул пузырь Биткойна. Аналогичные периоды активного выхода на рынок новых монет можно было наблюдать и при последующих пузырях, в 2013 и 2017 гг.

Counterparty, Mastercoin и Ethereum

Перенесёмся в 2013 год, где мы становимся свидетелями появления новой группы альткойнов. Тем летом запустился Mastercoin, затем, через несколько месяцев после него, Counterparty, а в начале 2014 года была проведена предварительная продажа токенов Ethereum. Все три проекта имели схожую концепцию: платформа для запуска новых токенов. Mastercoin, вероятно, первым провёл предпродажу токенов до того, как построить хоть какой-то продукт, позже это стали называть ICO. Предварительная продажа токенов Mastercoin была проведена летом, вскоре после пузыря Биткойна апреля 2013 года. Годами этот токен торговался в довольно узком диапазоне – пампа пришлось ждать аж до 2017 года.

Джимми Сонг об оценке альткойнов– Когда ты, наконец, проявишь инициативу? – Когда вы мне это прикажете, сэр!

Counterparty был ответом проекту Mastercoin, но со сжиганием биткойнов, вместо их пожертвования. Биткойны нужно было присылать на адрес, который обменивал их на токены XCP при условии выполнения некоторых криптографических операций. Counterparty запустился спустя несколько месяцев после Mastercoin.

Интересно, что после ICO Ethereum в 2014 году все предполагаемые новые технические возможности Эфириума, связанные с использованием специально разработанного языка программирования Solidity, были добавлены и в Counterparty. Эфириум в ответ продемонстрировал, что платформу для смарт-контрактов Counterparty можно с лёгкостью реализовать на блокчейне Ethereum. В сущности, функционал и возможности этих двух койнов совпадали практически полностью.

Что сделало Ethereum намного более успешным, чем Mastercoin или Counterparty, так это беспрецедентная маркетинговая кампания, которой сопровождалась предпродажа его токенов. Мало того, что на ICO была собрана рекордная сумма (30 000 BTC), они сумели преподнести свой масштабный премайнинг широкой публике в позитивном ключе, как способ финансирования дальнейшей разработки продукта и маркетинговых инициатив. Как сказал сам Виталик, он сумел сделать предварительный майнинг приемлемым в глазах сообщества, в отличие множества койнов 2011 года.

@VitalikButerin: Лично я горжусь тем, что сумел создать прецедент и способствовать легитимизации небольшого премайнинга. Это ужасная идея, что прибыль от крипто-сеньоража должны получать только те, кто работает с ящиками, пожирающими огромное количество электроэнергии.

Не знаю, как во вселенной Виталика, но в моей 67% никак нельзя назвать «небольшим» премайнингом.

Благодаря маркетингу, предварительная продажа ETH была настолько успешной, что все предшествующие токены на его фоне стали казаться карликами. И, при огромном функциональном сходстве с тем же Counterparty, на бычьем рынке 2017 года Ethereum снова превзошёл всех конкурентов.

Сказать, что на момент запуска Эфириума для любого рационального инвестора такая перспектива выглядела полнейшим безумием, было бы ещё очень сдержанной оценкой. Полное отсутствие защиты прав инвесторов на этапе предварительной продажи токенов и дикий объём премайнинга (72 млн ETH) в глазах многих делали Эфириум совершенно неконкурентоспособным. Надо ещё сказать, что в течение полутора лет, ушедших на создание Ethereum, его команда испытывала проблемы с финансированием, а запуск проекта сопровождался несколькими резонансными задержками.

С технической точки зрения, в Ethereum столько недочётов, что для так называемого Ethereum 2.0 планируется полностью перестроить всю инфраструктуру сети! За время существования проект сталкивался с многочисленными и хорошо задокументированными проблемами, от «взлома» DAO до бага в кошельках Parity и отсутствия у ETH-адресов контрольной суммы. Однако все эти проблемы по большому счёту были проигнорированы рынком. Технические реалии Эфириума, похоже, не имеют большого значения для инвесторов.

Иначе говоря, Ethereum удалось преодолеть все эти проблемы только за счёт того, что можно описать разве что как невероятно эффективный маркетинг. В некотором смысле Ethereum стал прецедентом для всех последующих койнов, поднявших миллиарды, не написав ни строчки кода, и без какой-либо защиты для инвесторов. Кроме того, он показал, что даже безнадёжно небезопасные системы могут развиваться только за счёт достаточно эффективного маркетинга. Для альткойнов маркетинг превыше всего.

Любопытный кейс Ripple

Запущенный в 2012 году XRP стал первым токеном со 100% премайнингом. Интересно, что капитализация токена не превышала миллиарда долларов до 2017 года, когда на волне бычьего рынка Биткойна она на пике достигла сразу 127 млрд $. Каким-то образом пропустив биткойн-ралли апреля и ноября 2013 года, в 2017 XRP вдруг взмыл вверх.

Что же произошло? Почему актив, топтавшийся примерно на одном уровне в течение пяти лет, внезапно стал настолько популярен? Причин, как представляется, было две: более эффективный маркетинг в период бычьего рынка и низкая стоимость расчётной единицы.

Основным посылом маркетинга Ripple всегда было то, что XRP – это койн для корпораций и крупных финансовых учреждений. Это было прекрасным ходом: ни один другой койн тогда ещё не строил маркетинговую стратегию таким образом.

Джимми Сонг об оценке альткойновКроме того, образовавшаяся к 2017 году «XRP-армия» весь год неустанно продвигала койн в соцсетях. Ripple Labs тоже публиковала множество релизов, которые, даже если не имели прямого отношения к XRP, способствовали росту цены токена. Позиционирование XRP как токена для корпораций, похоже, оказалось довольно удобным для ведения маркетинговых кампаний, поскольку так было гораздо проще рассылать большое количество пресс-релизов с объявлениями о состоявшихся или только планируемых партнёрствах, что существенно повышало публичное присутствие проекта.

С технической точки зрения, Ripple чрезвычайно централизован, с обязательными обновлениями ПО и отсутствием способов разрешения конфликтов в состояниях баз данных. Тем не менее, массивная маркетинговая кампания Ripple и поддержка «XRP-армии» затмили все эти недостатки. Технические реалии и маркетинг, похоже, могут быть вообще никак между собой не связаны.

После Ripple новые проекты пошли ещё дальше, создавая (или только обещая создать) экосистемы в обмен на 100% премайнинг токенов. Эти токены были сродни подарочным картам ещё не построенного магазина – проекты не имели готовых продуктов или сервисов и только обещали когда-нибудь их сделать.

BCH/BSV и другие форки BTC

2017 год принёс нам ещё один класс альткойнов, послуживших «эйрдропом» (бесплатной раздачей токенов) для всех держателей биткойнов. BCH стал первым таким хардфорк-койном, но на этом история не закончилась: вслед за ним появились Bitcoin Gold, Lightning Bitcoin, Bitcoin Private и множество других, ещё менее успешных, хардфорков Биткойна. Это при том, что многие из них обладают лучшими техническими характеристиками. В Bitcoin Private, например, реализована поддержка защищённых транзакций, как в Zclassic (в который, в свою очередь, они перешли из Zcash). Lightning Bitcoin обеспечил минутный интервал между блоками. Bitcoin Clean требует меньшего потребления энергии, а Bitcoin Interest позволяет держателям монет заработать на PoS-майнинге.

Джимми Сонг об оценке альткойновПочему мухи вообще садятся на нечто подобное?.. Крысам должно быть стыдно попадать в такую ловушку… Медведи, это просто смешно!..

Почему же все эти койны оказались менее успешными, чем BCH? Относительный успех BCH обеспечен не техническими особенностями, размером блоков или отсутствием SegWit, но маркетинговыми возможностями таких деятелей криптокомьюнити, как Роджер Вер, Кэлвин Эйр и Джихан Ву. Роджеру Веру принадлежит доменное имя bitcoin.com, и одно это уже вполне способно сбить с толку значительную часть новых пользователей, которые примут BCH за Биткойн, а Джихан Ву в какой-то момент потребовал от покупателей популярных биткойн-майнеров серии Antminer расплачиваться в BCH.

«Я сделал Биткойн тем, что он есть сейчас, и я сделаю это снова для Bitcoin Cash», – Роджер Вер.

Конечно, Роджер Вер, мягко говоря, сильно преувеличивает степень своего влияния на Биткойн, однако он вполне прав в отношении своей роли в BCH. За счёт мощного маркетинга, BCH получил огромное преимущество над остальными хардфорк-койнами. В 2018 г. Роджер Вер потратил большие деньги на спонсирование многочисленных конференций, организованных для продвижения BCH и bitcoin.com (в 2019 эта активность была почти полностью прекращена).

Разделение на BCH и BSV – это ещё одна поучительная история, поскольку рыночная капитализация Bitcoin Cash до хардфорка была выше, чем совокупная капитализация двух койнов после него. Разделение маркетинговых инициатив снизило их общую эффективность, что привело к снижению совокупной капитализации. Кэлвин Эйр и Крейг Райт, очевидно, имели для BCH определённую маркетинговую ценность, которая теперь перешла к BSV.

С технической точки зрения, BCH имеет множество задокументированных проблем и продолжает вводить сомнительные функции. Обратите внимание, что, как и в случае с Лайткойном, многие ошибки дизайна Биткойна – как ошибка неучтённой единицы в OP_CHECKMULTISIG или 4-байтная метка времени в заголовке блока – не были исправлены, несмотря на широкие возможности, открываемые множеством хардфорков, произведённых с 1 августа 2017 года.

И опять же, ничто из этого, похоже, не имеет большого значения для держателей BCH. Маркетинг перевешивает всё.

Почему маркетинг альткойнов работает

Маркетинг в криптосфере имеет сильный положительный цикл обратной связи, поскольку каждый, кто покупает токен, склонен рассказать о нём своей сети контактов, и такое «сарафанное радио» с криптовалютными токенами работает намного сильнее, чем с любым другим продуктом. Стимулы таковы, что держатели определённого токена бесплатно обеспечивают ему довольно активный дополнительный маркетинг. Создатели альткойнов аккуратно называют таких людей «комьюнити» (или сообществом) проекта. Таким образом, деньги, потраченные на маркетинг альткойнов, приносят, можно сказать, усиленную отдачу.

Джимми Сонг об оценке альткойнов– Ясное дело, он думает о другой женщине..

Следовательно, самым важным фактором для высокой оценки альткойна является эффективный маркетинг и, в меньшей степени, координация усилий в этом направлении. Ирония состоит в том, что, чем более альткойн централизован, тем лучше он справляется с этой задачей. Это не совпадение, что Ethereum и Ripple имеют вторую и третью по объёму капитализацию среди криптовалют. У них есть сильные централизованные команды: в одном случае Foundation, в другом – корпорация выделяющаяся эффективным маркетингом. BCH, занимающий на момент написания статьи четвёртую строчку по рыночной капитализации, обладает таким же централизованным маркетингом, построенным вокруг Роджера Вера, который к тому же владеет очень ценным доменом bitcoin.com.

Альткойны, которые не так хороши в маркетинге, даже имея сильную техническую команду, как правило, показывают более слабые результаты. К этой группе можно отнести такие проекты, как Monero, Zcash, Grin или Decred, каждый из которых имеет в штате сильных криптографов и программистов, но не может похвастать эффективным маркетингом. Впрочем, хуже всего чувствуют себя альткойны, не имеющие ни хорошего маркетинга, ни сильной команды технических специалистов.

Главная составляющая успеха альткойна – это эффективный маркетинг. Наиболее высоко оценённым рынком проектам удалось создать спрос на свои токены почти исключительно средствами маркетинга. Другими словами, этот спрос в значительной мере создан искусственно. Технические подходы можно легко скопировать, но маркетинговый бюджет – нет. Этим же объясняется, почему многие альткойны тратят так много денег на спонсирование конференций, вечеринки, эйрдропы, интернет-рекламу и благотворительные акции. Капитализация койна, как правило, отражает эффективность его маркетинговой стратегии.

Тренды альткойнов

На рынке популярных альткойнов наблюдается несколько явных тенденций. Большинство альткойнов, начиная ещё с 2011 года, создавались сразу после масштабных биткойн-ралли. Большая часть альткойн-пампов совпадала с бычьими рынками Биткойна, то есть с теми периодами, когда эффективные маркетинговые кампании проводить проще и на рынок приходят новые деньги.

Технические особенности того или иного койна, похоже, не имеют особого значения. Учитывая, как легко клонировать койны, технологии или функциональность не являются основанием их «фундаментальной» стоимости. Вместо этого, технические особенности имеют бóльшую ценность с точки зрения маркетинга. Всё это говорит о том, что основная причина. по которой альткойны имеют какую-то ценность, заключается в маркетинге.

Джимми Сонг об оценке альткойнов– Спасибо, сэр! А можно ещё?

Бычьи рынки тоже продлевают жизнь этим проектам через приток в криптосферу новых денег и возможность возобновления маркетинговых инициатив. Все альткойны идут в фарватере бычьих ралли Биткойна. И даже во время этих ралли альткойны всё равно будут проваливаться, если перестанут уделять достаточное внимание маркетингу.

Заключение

Какие практические выводы можно из всего этого сделать? Что ж, это хорошие новости для трейдеров, поскольку получается, что техническая составляющая альткойнов на самом деле не имеет большого значения! Трейдеры могут смело следовать своему пониманию рыночной ситуации, не беспокоясь о фундаментальном анализе трудных для понимания продуктов.

Для инвесторов же такое умозаключение должно стать чрезвычайно неприятным. Техническая компетентность команды или потенциал использования не оказывают практически никакого влияния на цену токена. Рыночная капитализация альткойнов говорит только о качестве работы их отделов маркетинга и ничего фундаментального о самом койне, вроде качества команды разработчиков, идеи или даже существования продукта. Популярность альткойна нельзя считать показателем технических компетенций его авторов, потенциала продукта или прибыльности токена для инвесторов. Практика показывает, что популярность альткойнов не говорит вообще ни о чём, кроме эффективности маркетинга.

В результате такой возможности средствами грамотного маркетинга преодолеть сопротивление нормальной экспертизы и фундаментального анализа, на рынке альткойнов возникло большое количество мошеннических проектов. Такое сочетание отсутствия надёжных фундаментальных показателей и преувеличенной роли маркетинговой составляющей повышает прибыльность мошенничества и делает его практически безрисковым. В результате многие инвесторы, пришедшие на криптовалютный рынок в конце 2017 – начале 2018 года, сегодня терпят огромные убытки.

Какие альткойны считать честными, а какие – мошенническими? Учитывая сильно искажённые стимулы участников, единственно разумным решением представляется относиться к любому альткойну как к мошенническому до тех пор, пока не доказано обратное. И мы можем только надеяться, что рынок извлечёт урок до того, как начнётся следующее ралли Биткойна.

Подписывайтесь на BitNovosti в Telegram!
Делитесь вашим мнением об этой статье в комментариях ниже.

Источник

Джимми Сонг об оценке альткойнов