Почему возможным итогом торговой войны США и Китая станет рост цены биткоина?

HashFlare

ComputerUniverse Введи промокод FW7FRUX при покупке и получи скидку 5 евро

Торговая война между США и Китаем набирает обороты. Игнорируя преимущества свободной торговли, обе страны поочередно облагают импорт пошлинами и возводят нетарифные барьеры. В итоге под лозунгом защиты национального производителя под ударом оказываются экспортоориентированные отрасли, потребители и акции многих компаний.

Существует мнение, что развязанная Трампом торговая война ускорит приход нового финансового-экономического кризиса. При этом аналитики Morgan Stanley убеждены, что в ответ на почти неизбежную рецессию, вызванную торговым противостоянием двух стран-гигантов, центробанки непременно отреагируют смягчением монетарной политики. Следствием этого шага станет стимулирующая экспорт девальвация валют, которая, в то же время, ускорит инфляцию.

Как известно, в странах с высокой инфляцией высок спрос на биткоин, а сама криптовалюта используется не столько в качестве инструмента диверсификации инвестиционного портфеля, сколько выполняет роль средства сохранения стоимости. Таким образом не исключено, что долгосрочными последствиями разгорающейся ныне торговой войны станут не только глобальный рост инфляции, ужесточение валютных ограничений, рецессия экономик различных стран и стагнация фондового рынка, но и рост интереса инвесторов к цифровым валютам.

В данном материале вкратце изложена хронология торговой войны Китая и США, рассмотрены плюсы и минусы политики протекционизма. Также собраны мнения экспертов о долгосрочных последствиях противостояния двух государств, его влиянии на фондовые рынки, глобальную экономику и криптовалюты.

Хроники торговой войны

Еще до прихода к власти Дональд Трамп не раз критиковал торговые отношения с Китаем. В частности, осенью 2016 года будущий американский президент заявил, что девальвируя юань для повышения конкурентоспособности экспорта, КНР «насилует» США, нанося ущерб местным предприятиям и их работникам.

В 2017 году торговый оборот между Штатами и КНР составлял $710,4 млрд, в том числе экспорт из США — $187,5 млрд; импорт в Америку — $522,9 млрд. Таким образом, торговый дефицит составлял $335,4 млрд.

В августе 2017 года Трамп инициировал расследование о краже Китаем интеллектуальной собственности США, а спустя полгода установил 30% тариф на импорт солнечных батарей и стиральных машин. По результатам расследования власти США пришли к выводу, что Китай использует дискриминационные практики, наносящие вред американской торговле. 22 марта 2018 года по инициативе Трампа были повышены пошлины, а также инициировано разбирательство в рамках Всемирной торговой организации (ВТО). Кроме того, американские власти задались мерами по ограничению инвестиций КНР в стратегические отрасли экономики США.

В начале апреля 2018 года США опубликовали список из 1300 китайских товаров стоимостью $50 млрд, пошлины на импорт которых должны возрасти на 25%. Список включает электронику, комплектующие для самолетов, спутники, медицинские товары, оборудование и другие товары. В ответ Китай обложил пошлинами ввозимые из Америки мясо, фрукты и прочие товары по ставке от 15% до 25%.

Уже к середине лета прошлого года из-за торговой войны КНР и США пошлинами были обложены товары на сумму $68 млрд.

Действуя по принципу «око за око, зуб за зуб», китайские власти решили ввести с 23 августа 2018 дополнительные пошлины в размере 25% на американские товары общей стоимостью $16 млрд. Кроме того, Пекин подал иск в ВТО. США ответили зеркальными мерами, введя 25% пошлины на импортируемые из 279 наименований китайских товаров, общая стоимость которых также составила $16 млрд.

В мае текущего года США увеличили пошлину на китайскую продукцию стоимостью $200 млрд. После этого Дональд Трамп заявил о намерении выводить американских производителей с территории Китая. Вскоре президент США пригрозил ввести 25% пошлины на прочие китайские товары общей стоимостью $325 млрд.

Крупной жертвой торговой войны стала корпорация Huawei. По мнению экспертов, если США оставят компанию в «черном списке» до конца года, продажи китайского телеком-гиганта могут упасть на 25%. От сотрудничества с Huawei уже отказалась корпорация Google, а также британские и японские компании.

Почему протекционизм — это плохо?

Протекционизм — внешнеторговая политика, направленная на ограничение импорта с целью защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции и, как результат, на стимулирование национального производства и увеличение занятости. Обычно протекционистские меры популярны среди развивающихся стран, отрасли промышленности которых находятся на этапе становления, а товары и услуги пока проигрывают в конкурентной борьбе иностранным аналогам.

Стоит подчеркнуть, что эффект от таких мер может быть положительным лишь в кратко- и среднесрочной перспективе. В долгосрочном же периоде существенные торговые ограничения зачастую ведут к снижению конкурентоспособности отраслей, их монополизации, падению экспорта, к экономической рецессии и, следовательно, падению занятости и социальных показателей.

Протекционистские «рецепты» часто популярны среди политиков-популистов, спекулирующих лозунгами о поддержке национального производителя, негативных последствиях прямых иностранных инвестиций и сотрудничества с международными организациями, необходимости повышения зарплат и борьбе с безработицей, но не заботящихся о долгосрочных перспективах развития экономики и ее конкурентоспособности на глобальном уровне.

Наиболее популярных протекционистские меры:

  • ввозные таможенные пошлины;
  • квоты и торговое эмбарго;
  • сертификация товаров и услуг, меры по защите интеллектуальной собственности и прочие административные барьеры;
  • субсидии экспортерам, льготные кредитование и налогообложение, компенсация некоторых расходов производителей, преференции местным компаниям при проведении тендеров;
  • монетарные меры центробанка, направленные на снижение валютного курса;
  • пропаганда в духе «покупай отечественное» и т. д.

Несмотря на то, что протекционизм в краткосрочном периоде защищает молодые отрасли, способствует росту поступлений в бюджет от таможенных платежей и снижению структурной безработицы, вызванной ростом импорта более дешевой и качественной продукции, эта внешнеторговая политика ведет к негативным последствиям, часто проявляющихся не сразу, иногда — спустя годы.

Недостатки протекционизма:

  • из-за накладываемых на импорт ограничений может пострадать основная масса потребителей, вынужденных покупать дороже товары низкого качества, но зато от местного производителя;
  • в связи с ограничением конкуренции в различных сферах могут возникать монополии, зачастую производящие дорогую продукцию невысокого качества; также монополии часто становятся причиной инфляции и консервации технологической отсталости;
  • при покровительстве государства национальные производители теряют стимулы к внедрению инноваций, повышению качества продукции и уменьшению ее себестоимости, что ведет к снижению конкурентоспособности отраслей в глобальном масштабе;
  • в средне- и долгосрочной перспективе протекционизм приводит к самоизоляции страны и замедлению ее экономического роста, поскольку сводятся на нет преимущества от международной кооперации и специализации;
  • протекционизм нередко приводит к торговым войнам, поскольку страны-партнеры часто отвечают зеркальными мерами; в итоге снижается объем международной торговли и темпы развития глобальной экономики;
  • снижение экспорта страны и, как результат, падение валютных поступлений, оказывающее давление на курс национальной валюты;
  • экспортные товары включают в себя импортные компоненты, следовательно, тарифы ведут к росту издержек производителей, повышению цен и падению конкурентоспособности продукции на глобальном уровне.

Таким образом, особенно в долгосрочной перспективе минусы протекционизма явно перевешивают плюсы этой внешнеторговой политики. Более того, снижение импорта за счет ухудшения условий международной торговли может иметь эффект, обратный желаемому.

Так, на фоне в 1930 году в США был принят Закон Хоули-Смута, поднимающий таможенные тарифы на более чем 20 тысяч товаров. Результатом стала ответная реакция других государств, повысивших пошлины на американскую продукцию. Это привело к резкому падению торгового оборота между США и европейскими странами. Итогом стало глубокое падение ВВП страны и еще большее погружение экономики в Великую депрессию.

Почему протекционизм положит начало глобальному экономическому кризису?

Что касается текущей торговой войны межд США и Китаем, то, как сообщает Deutsche Welle, все чаще звучат аргументы о том, что в этом конфликте в итоге проиграет национальная экономика США, в том числе потребители и работодатели.

«Торговый конфликт жестко отразится, прежде всего, на американском среднем классе и на самых бедных», — пишет китайская газета Global Times.

По всей видимости, последствия противостояния двух стран уже начинают оказывать влияние на потребление. Так, мировые продажи автомобилей снижаются самым быстрым темпом со времен кризиса 2008 года.

Одним из последствий торговой войны стало ужесточение властями Китая валютных ограничений. Например, в прошлом году банкам было дано указание беспрепятственно выдавать лишь до 5 тысяч долларов наличными. В иных случаях клиенты финучреждений должны предоставлять обоснования того, зачем им понадобилась такая сумма в иностранной валюте.

При этом многие жители КНР готовятся к самому худшему, пытаясь обменять свои накопления в юанях на доллары, евро или золото. В частности один китайский менеджер попытался покинуть страну с килограммовым слитком золота.

«До торговой войны между Китаем и США в нашей стране была тенденция к переоценке собственных сил и раздуванию самомнения. Нынешний конфликт вызвал не что иное, как возвращение в разумные рамки. Мы должны признать, что Китаю необходимо еще много сделать в области инноваций, образования, развития финансовых институтов, армии, ядерных технологий и т.д.», — констатирует китайский аналитик Жэнь Цзэпин.

Противостояние США и Китая с большой вероятностью негативно влияет и на другие страны. Так, 23 мая министр торговли США Уилбур Росс предложил принять закон, предусматривающий штрафные пошлины на импорт товаров из стран, которые «девальвируют свою валюту по отношению к доллару» и тем самым «дотируют свой экспорт». Такая мера может крайне негативно отразится на экономиках различных стран, торгующих с Америкой, а также на миллионах потребителях, которые будут вынуждены покупать товары по более высокой цене.

Официально США не обвинили ни одну из стран в искусственной девальвации валюты. Однако в полугодовом отчете министерство финансов США в октябре 2018 года упрекнуло Китай в недостаточной прозрачности валютной политики. Кроме того, под наблюдением американского Минфина кроме КНР находятся Германия, Швейцария, Япония, Южная Корея и Индия.

Объем глобальной торговли демонстрирует самое быстрое падение за 10 лет

По мнению аналитиков Goldman Sachs, в зоне риска вскоре окажутся не только доллар, юань и евро, но и валюты развивающихся стран, от южноафриканского рэнда до чилийского песо.

«Возможно, одна из самых недооцененных тем на этом рынке — это вопрос о влиянии торговой напряженности на валюты», — сказал экономист Pictet Wealth Management Томас Костерг.

Глава валютной стратегии Westpac в Нью-Йорке Ричард Франулович выразил мнение, что в случае обострения международной обстановки больше всего потеряют Тайвань и Южная Корея. Кроме того, «подвержены рискам» китайский юань, а также тайваньский, австралийский и канадский доллары.

Тем временем валюты многих развивающихся стран уже сейчас переживают далеко не лучшие времена:

Как можно заметить, в течение прошлого года по отношению к доллару больше всего девальвировали денежные единицы Турции и Аргентины.

По словам экономиста Morgan Stanley Четана Ахья, дальнейшее развитие торговой войны США и КНР приведет мировую экономику к спаду:

«Если переговоры затормозятся и США введут 25% тарифы на оставшиеся $300 млрд импорта из Китая, мы увидим погружение глобальной экономики в рецессию».

Если между двумя крупнейшими странами не будет достигнуто торговое соглашение, центральные банки начнут применять стимулирующую монетарную политику, чтобы оказать поддержку ухудшающейся экономике. Однако, уверен Ахья, такие меры действуют с некоторой задержкой (лагом) и вряд ли предотвратят «полномасштабную глобальную рецессию».

Кроме того, протекционистские барьеры приведут к росту производственных издержек, и повышению себестоимости продукции, что негативно скажется на потреблении и приведет к росту инфляции в глобальном масштабе.

По данным МВФ, на фоне отсутствия роста мировой экономики в последнее время резко снижается объем глобального экспорта

Обострение напряженности в международной торговле резко негативно отразилось на финансовых рынках. Сразу после того, как Трамп пригрозил Китаю новыми тарифами, «барометр» американской экономики S&P 500 упал на 3.4%, а Промышленный индекс Доу-Джонса упал примерно на 800 пунктов. В частности, под ударом оказались акции Caterpillar, Boeing и производителей чипов, значительную часть выручки которых обеспечивает Китай.

Резкое снижение демонстрирует и MSCI — индекс, отражающий ситуацию на мировом фондовом рынке:

В статье «Краткая история финансовой энтропии» аналитик Майкл Пенто утверждает, что даже небольшой спад американской экономики может повлечь за собой «снежную лавину дефолтов и экономического хаоса».

«Когда общая стоимость акций составляла примерно половину ВВП, как это было с середины 70-х до середины 90-х годов, экономика вела за собой фондовый рынок. Но сейчас, когда печать денег возвысила цены акций до отметки 150% ВВП, акции ведут за собой ВВП», — отмечает экономист.

Пенто уверен, что именно по этой причиние сохранение фондового рынка в состоянии пузыря стало обязательным условием для правительств многих стран и центробанков. Однако резкое сдутие этого пузыря может легко обрушить всю экономику.

Диспропорции на финансовых рынках в настоящее время характерны и для азиатских стран. Так, по словам Кайла Басса, банковская система Гонконга превышает ВВП страны в 8,5 раз. У Китая есть огромный и непродуктивный долг в $40 трлн, который с 2007 года увеличился в четыре раза. Экономика Японии рухнет сразу же, если ее центробанк прекратит поддерживать пузырь активов этой страны.

«Власть, когда-то существовавшая на свободных рынках, сейчас оказалась полностью узурпирована правительствами и центробанками. Эти нарушители свободы пошли ва-банк со своими ценовыми манипуляциями и теперь вынуждены постоянно монетизировать долг, либо рисковать глобальным падением цен активов, что почти наверняка приведет к глобальной депрессии», — подытожил Майкл Пенто.

Таким образом не остается сомнений, что обострение торгового противостояния между двумя странами-гигантами приведет сначала к спаду экспорта, а затем и к глубоким кризисным явлениям во всей мировой экономике.

Биткоин как защитный актив в условиях глобального кризиса

Многие видные финансовые эксперты склоняются к тому, что по мере развития кризисных явлений в мировой экономике спрос на биткоин и другие криптовалюты будет расти.

Так, глава Genesis Global Trading Майкл Моро уверен, что биткоин становится все более привлекательным альтернативным активом в условиях крайне низких процентных ставок. Аналитик относит первую криптовалюту к высокорисковым альтернативным активам, напоминающих акции технологических компаний.

Согласно наблюдениям Моро, у цены первой криптовалюты и величины ставки ФРС отрицательная корреляция.

«В 2018 году, когда ФРС повышала процентные ставки, доходность инвестиций в биткоин была невысокой», — поделился наблюдениями аналитик.

По его словам, неизменная ставка Федрезерва в последние несколько месяцев способствовала восстановлению цены первой криптовалюты. При этом возможное будущее снижение ставки ФРС в качестве антикризисной меры может еще больше подстегнуть спрос на «цифровое золото».

Эксперты Binance Research обращают внимание на то, что с начала года биткоин рос быстрее активов традиционного рынка, включая нефть, акции технологических компаний, недвижимость и золото.

Например, с начала года цена биткоина выросла более чем на 50%, в то время, как нефть — на 33%, технологические акции — на 18%. Цена золота за пять месяцев просела на 1%.

Глава Digital Currency Group (DCG) Барри Силберт неоднократно утверждал, что криптовалюты способны послужить защитным активом в сложных экономических ситуациях.

«Я думаю, биткоин служит чем-то вроде некоррелированного актива», — заявил инвестор в разговоре с Fortune.

По его словам, первая криптовалюта «изолирована от капризов традиционной финансовой системы», при этом люди всегда уверены, что биткоин «будет существовать при любой развитии событий».

«Если мы обратим внимание на данные за последние пять лет, то биткоин пошел вверх когда случился Brexit», — добавил Силберт, отметив что потенциальный выход Греции из еврозоны также может способствовать росту спроса на BTC.

Кроме того, глава DCG выразил мнение, что когда ситуация в мировой экономике ухудшится, центробанки будут вынуждены тратить золотовалютные резервы, что также может положительно сказаться на биткоине.

В мае в рамках акции #DropGold входящая в состав DCG компания Grayscale Investments приобрела эфирное время для трансляции рекламы биткоина и фонда Grayscale Bitcoin Trust на крупных американских телеканалах, среди которых AMC и Fox News.

Цель #DropGold — призвать инвесторов трезво посмотреть на преимущества цифровой эры и признать, что золото как средство сбережения теперь уступает биткоину. Примечательно, что вскоре после запуска акции активы Grayscale Bitcoin Trust вышли в лидеры по объему торгов на OTC Markets Group.

Инвестиционный менеджер Ikigai Asset Management Трэвис Клинг уверен, что проблема политизации центробанка характерна не только для США, но и для всего остального мира.

«По мере переплетения политики и монетарных инструментов инвесторы используют цифровые валюты в качестве средства защиты от безответственных фискальной и денежно-кредитной политик», — подчеркнул Клинг.

После того, как Соединенные Штаты объявили о санкциях против Китая, а последний ответил аналогичными мерами, традиционные финансовые рынки резко упали. При этом, подчеркивает Клинг, биткоин начал ралли, в ходе которого за несколько дней цена криптовалюты выросла с $5000 до $8000.

С большой вероятностью торговая война и спад международной торговли не обойдут стороной развивающиеся страны, для многих из которых характерна хроническая инфляция, валютные ограничения и перманентное обесценивание денежной единицы.

Так, по мнению телеведущего и основателя Heisenberg Capital Макса Кайзера, биткоин становится все более популярным в Турции, экономика которой переживает далеко не лучшие времена.

По данным сервиса Coinhills, турецкая лира в настоящее время является пятой по популярности национальной валютой, торгуемой в паре с биткоином:

Турецкая лира активно используется для покупки BTC, уступая в данном контексте лишь американскому доллару, японской иене, евро и корейской воне.

Столь высокий спрос в этой стране на «цифровое золото», по всей видимости, обусловлен галопирующей инфляцией, темп которой превысил в конце прошлого года 25%. Лишь с начала этого года по отношению к доллару лира обесценилась на 32%.

Также в Турции достаточно высокий уровень безработицы — 14,7%. Согласно прогнозу рейтингового агентства Moody’s, в этом году турецкая экономика сократится на 2%.

С другой стороны, жители этой страны обладают значительными средствами в иностранной валюте. По состоянию на 15 марта сбережения населения Турции составляли $176 млрд. Чтобы снизить спрос населения на твердую валюту, власти вводят различные ограничения. Например, в середине мая правительство установило 0.1% налог на валютные операции.

Согласно наблюдениям аналитиков BitMEX Research, биткоин обычно демонстрирует положительную динамику в периоды снижения курса китайского юаня. Торговля криптовалютами в Поднебесной де-факто запрещена, однако китайские инвесторы для обхода этих ограничений активно используют внебиржевые (OTC) платформы.

Также в BitMEX Research уверены, что текущее положение вещей в мировой экономике является крайне хрупким. Помимо центробанков, и без того сложную ситуацию усугубляют рост долговой нагрузки в развивающихся странах, высокий уровень левериджа в секторе управления активами и перегретость азиатских рынков.

Например, на графике ниже проиллюстрирована динамика роста корпоративного долга компаний, входящих в индекс Russell 3000:

Так, если в 2007, в преддверии прошлого финансово-экономического кризиса, показатель корпоративного долга составлял $8 трлн, то сейчас он достиг рекордной отметки $11 трлн. По словам аналитиков, стремительному росту заимствований способствуют низкие процентные ставки, а также различные комплексные инвестиционные инструменты.

Кроме того, эксперты отмечают рост «плохих долгов». Так, доля американских долговых ценных бумаг с рейтингом BBB уже почти достигла 50%:

«Если биткоин хорошо себя проявит во время следующего кризиса, в условиях ограниченной ликвидности, то это станет для него огромным плюсом и подтверждением его эффективности в качестве инструмента сохранения стоимости», — делятся мыслями аналитики.

С другой стороны, эксперты BitMEX Research советуют использовать биткоин лишь в качестве инструмента диверсификации портфеля, а не как основной инвестиционный актив.

Выводы

Долгосрочные негативные последствия протекционизма значительно перевешивают краткосрочный положительный эффект от мер по защите внутреннего рынка от иностранной конкуренции. Нынешняя торговая война США и Китая может иметь серьезные, далеко идущие последствия, которые окажут влияние на многие другие страны, усугубив глобальные кризисные явления.

Для стимулирования экспорта и оживления деловой активности центробанки США и Китая с большой вероятностью будут прибегать к стимулирующей денежно-кредитной политике, девальвируя таким образом национальные валюты. Это может оказывать давление не только на доллар и юань, но и на денежные единицы многих других государств.

Совершенно очевидно, что спрос на криптовалюту подстегивают высокая инфляция и валютные ограничения во многих странах, включая Турцию, Аргентину и Венесуэлу. В кризисных условиях «цифровое золото» выступает не столько в роли инвестиционного инструмента, сколько в качестве средства сохранения стоимости.

Инвесторы все чаще рассматривают криптовалюты в качестве защитных активов, которым не страшны ни пошлины, ни вмешательство центробанков в работу рыночного механизма. Биткоин, как некоррелированный актив, может отлично дополнить инвестиционный портфель, состоящий преимущественно из акций, облигаций, ценных металлов.

Учитывая снижение доходности традиционных финансовых инструментов, со временем в развитых странах спрос на биткоин и другие цифровые активы будет лишь расти.

Александр Кондратюк

Подписывайтесь на новости ForkLog в Telegram: ForkLog Live — вся лента новостей, ForkLog — самые важные новости и опросы.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

https://forklog.com/pochemu-vozmozhnym-itogom-torgovoj-vojny-ssha-i-kitaya-stanet-rost-tseny-bitkoina/