Вердикт Blockchain Life 2018: Блокчейн-индустрия — уже не ребенок, но ещё не взрослый

HashFlare

ComputerUniverse Введи промокод FW7FRUX при покупке и получи скидку 5 евро

В Санкт-Петербурге прошел форум Blockchain Life 2018. Спикеры сошлись во мнении, что точками роста крипто-рынка может стать проникновение блокчейна в экономику и использование криптовалют в качестве полноценных финансовых активов. Атмосферу тяжелых размышлений несколько развеяла оптимистичная речь Роджера Вера, который посоветовал крипто-сообществу изучать теорию Австрийской экономической школы.

Форум Blockchain Life состоялся в Санкт-Петербурге 7-8 ноября. Как и в прошлом году, он собрал множество участников, но, как и на рынке, среди них царила некоторая неопределенность относительно будущего крипто-рынка. По мнению выступавших экспертов, преодолеть кризис можно путем поиска способов применения технологии в экономике и построения легальной основы для криптовалют, благодаря чему те станут частью мировой финансовой системы. На мероприятии также вспомнили и об использовании криптовалют в качестве замены фиатам.

Цифровые активы без криптовалют

В мае Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект о цифровых финансовых активах (ЦФА). Этот документ должен лечь в основу правового регулирования оборота криптовалют. Однако, как рассказала руководитель профильной рабочей группы в Госдуме Элина Сидоренко, законодатели настолько изменили проект ко второму чтению, что он грозит поставить на криптовалютах в России жирный крест.

Хотя проект документа и называется «О цифровых финансовых активах», в нем нет «ни одного слова ни о цифровых, ни о финансовых, ни об активах», заявила Сидоренко. Финансовым компонентом криптовалют решили пожертвовать ради информационной безопасности.

Между тем, эта редакция считается основной, так как её поддерживает Министерство финансов и Центральный банк. При этом, по словам эксперта, в Минфине лежит порядка 10 версий законопроекта.

Впрочем, рано или поздно российским властям придется легализовать криптоактивы, поскольку именно в эту сторону склоняется мировое сообщество. Как отметила Сидоренко, в октябре Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), которая отвечает за международное финансовое законодательство, рекомендовала всем странам в течение полугода сформировать национальную нормативную базу. Затем, к июню 2019-го, FATF примет универсальные стандарты. Если же Россия откажется в этом участвовать, то рискует оказаться «анклавом, окруженным врагами».

Разрешить финансовый аспект криптовалют предлагается в альтернативном проекте закона о ЦФА, который разработали в РСПП вместе с ассоциацией блокчейн-бизнеса РАКИБ. Документ передали на рассмотрение премьер-министру Дмитрию Медведеву. О реакции на проект со стороны правительства пока не известно, но чиновники примут его во внимание, уверена Элина Сидоренко.

Блокчейн в реальной экономике

Помимо правовых проблем блокчейн-индустрию сдерживают и экономические факторы. Технология распределенного реестра пока находит мало применения в реальной экономике, да и в целом «блокчейн-революция» не волнует мир за пределами крипто-сообщества. На это указал основатель проекта ELVN Алекс Рейнхардт:

«Нам кажется, что весь мир говорит о блокчейне, о криптовалютах… Мы думаем, что весь мир сходит по нам с ума, а это не так. Никто о нас не знает… Никто не знает, что такое блокчейн и биткойн».

А из тех, кто знает о блокчейне, далеко не все понимают, как его применять в бизнесе. В этом уверен глава фонда «ВЭБ-Инновации» (подразделение Внешэкономбанка) Владимир Демин:

«Если в какой-то корпорации есть проект со словом «блокчейн», то он обязательно будет лидирующим проектом компании, даже если блокчейн там не нужен».

По словам Демина, такое несерьезное отношение к блокчейну создало вокруг него «пузырь недоверия», который отталкивает многие серьезные компании. «Нам надо этот пузырь недоверия хотя бы один раз проткнуть! Как только люди увидят, что это работает и приносит какие-то выгоды, мы сразу увидим другое внимание к нашей отрасли», — подчеркнул представитель ВЭБ.

И кому-то этот «пузырь» проткнуть уже удалось. Так, разработчик Иван Самсонов поделился опытом участия в проекте по внедрению распределенного реестра в процедуру заправки гражданских самолетов в российских аэропортах.

Обычная процедура заправки занимает 40 минут. Новая схема с использованием блокчейна сокращает процесс до нескольких минут. В блокчейн записывается запрос на заправку от пилота, затем начинают работать смарт-контракты, которые выбирают заправщика исходя из текущих цен, а затем с помощью GPS находят и назначают самую близкую к самолету машину. Датчики считывают и отправляют в сеть также объем отгруженного топлива, время заправки и т.п. Корректное исполнение смарт-контракта заканчивается процессом оплаты. Параллельно с заправкой происходит и бумажный документооборот с нотариальными услугами.

Заправка самолетов по смарт-контрактам уже происходит между авиакомпанией S7 и «Газпромнефть-Аэро». Примечательно, что «Альфа-банк», который отвечал за финансовую составляющую проекта, увидел в смарт-контрактах замену всем формам авансовых расчетов и теперь планирует распространить новую технологию на другие индустрии.

Менеджер по работе с ключевыми заказчиками и партнерами Bitfury Group Герберт Шопник утверждает, что блокчейн можно внедрять не только в бизнес, но и в госуслуги. Среди чиновников Bitfury продвигает универсальный фреймворк для приватных блокчейнов Exonum.

Компания уже реализовала пилотный проект с Росреестром, в рамках которого в Ленинградской области записали в блокчейн 500 договоров долевого участия. Блокчейн позволил исключить обычные ошибки, которые возникают при вводе данных о договорах различными ведомствами, а также легко отслеживать статус заявки и договора. Похожий эффект наблюдался в аналогичных проектах компании: при внедрении блокчейна в портал OpenMarket для государственных торгов в Украине и земельный реестр NARP в Грузии.

Токенизация активов вместо ICO

Спикеры форума сошлись во мнении, что пространство для ICO сужается вместе с принятием все новых и новых правовых ограничений. Большинство проектов в 2017-2018 году оказались мошенническими или не «дожили» до выхода продукта, и теперь инвесторы крайне неохотно покупают токены на первичном рынке.

Более цивилизованным и естественным продолжением ICO является процедура STO, уверен основатель блокчейн-интегратора Sputnik DLT Артем Толкачев, хотя она еще мало где применяется: «STO – это как подростковый секс. Все о нем слышали, все что-то говорят, но ни у кого его не было».

STO представляет собой выпуск токенизированных ценных бумаг. Ценные бумаги — известный и понятный финансовый инструмент, для них существует развитый рынок, юридическая база и механизмы защиты инвесторов, а также устоявшиеся способы определения доходности. Поэтому STO вызывает у инвесторов, особенно крупных, больше доверия. Кроме того, токенизированными ценными бумагами можно торговать на классических биржах.

Однако появление STO создает для стартапов и новую головную боль.

Во-первых, пока не развита сама инфраструктура для операций с токенизированными ценными бумагами. Во-вторых, эмитент секьюрити-токенов должен соответствовать строгим нормам законодательства о ценных бумагах. В-третьих, если говорить о России, то пресловутый закон о цифровых активах, хотя и предполагает выпуск токенизированных ценных бумаг, но позволяет их обменивать только на другие токены, но не криптовалюты. А это, отметил Толкачев, участникам крипторынка не очень интересно.

А что происходит с ICO? По мнению вице-президента компании AA Union Capital Салины Бо, все в руках самого криптосообщества. Сейчас успешное ICO можно провести только в легальном поле, но для этого необходимо строго соблюдать правовые нормы. Прежде всего, это касается законодательства в сфере борьбы с отмыванием денег (AML) и идентификации личности инвестора (KYC). Причем, процедура KYC должна, в свою очередь, отвечать требованиям Общего регламента по защите данных (GPDR), вступившего в силу на территории Европейского союза с мая этого года.

Сложность заключается в том, что команды ICO-проектов зачастую просто не знают, как правильно организовать тот же KYC: «Я спросила нескольких людей на конференции о том, что такое GDPR. Никто не смог ответить». Соответствовать законам помогут универсальные сторонние сервисы для KYC, один из них был разработан Union Capital.

В распоряжении компании также находятся два криптофонда общим объемом $700 миллионов, которые вкладывают в том числе в ICO. Как рассказала госпожа Бо, Union Capital инвестировал в три российских блокчейн-стартапа, от $0,5 до $3 миллионов в каждый. «Медвежий рынок» не мешает сохранять фонду доходность выше классических финансовых рынков. Правовое регулирование развивается, и Сабина Бо отметила самых активных игроков — Мальту, Швейцарию и Сингапур. По ее мнению, блокчейн-индустрия в плане регулирования — это ребенок, но он активно растет.

Россия же — это, по словам вице-президента Union Capital, «рай для разработчиков», так как здесь «огромное» IT-сообщество и качественное образование. Программисты из России работают во многих европейских блокчейн-проектах, финансируемых Union Capital.

В этом раю намерена начать работу организация Swiss Blockchain Foundation (SBF), которая занимается обучением и выдает гранты на перспективные разработки в области блокчейна, правда, пока только в Швейцарии. Как рассказал президент объединения Хачатур Гукасян, в России SBF ведет переговоры с двумя российскими университетами об открытии на их базе DLT-лабораторий, которые смогли бы взять на себя работу на стадии proof-of-concept или MVP.

Китайский опыт для российских законов

Одним из главных анонсов форума стало открытие российского офиса глобальной криптовалютной биржи Huobi 12 ноября.

Как рассказал глава российского представительства Андрей Грачев, на русский язык будет переведен интерфейс сайта Huobi, также появится русскоязычная онлайн-поддержка и колл-центр. Кроме того, Huobi запустит в России центр акселерации блокчейн-проектов, образовательную программу и будет развивать сеть майнинг-отелей.

Стратегическим партнером Huobi в России выступает ВЭБ. При этом, комментируя партнерство с биржей, куратор направления блокчейн в ВЭБ Владимир Демин посетовал на то, что «китайцы оказались тяжелыми пассажирами», поскольку Huobi — это «огромная компания», а потому пока рано говорить о каких-то результатах их работы.

Но ВЭБ заинтересован в богатом опыте Huobi по регулированию крипто-индустрии и цифровых активов в разных странах. Другое перспективное направление — это передача российскому бизнесу разработок центра исследований Huobi в области улучшения информационных систем и использования смарт-контрактов. Китайцы в этом накопили «огромный опыт», отметил Демин.

Глава фонда «ВЭБ-Инновации» подтвердил, что Huobi участвует в процессе создания правовой базы для блокчейн-отрасли в России. В этом контексте становится понятным смысл встречи основателя Huobi Леона Ли с советником президента России по экономике Сергеем Глазьевым. Ведь, если верить официальному сообщению, на встрече Глазьев тоже упоминал о возможности использовать опыт Huobi в разработке законов.

Не стоит забывать о наличных

В ободряющем тоне выступил по скайпу основатель Bitcoin Cash Роджер Вер. Он заявил простую формулу роста отрасли: как можно чаще использовать криптовалюты для оплаты товаров и услуг. По мнению Вера, чем больше криптовалюты заменяют фиат в повседневной жизни, тем меньше власти остается у правительств и центральных банков. По всей видимости, люди этой властью могут распорядиться лучше, чем чиновники.

Ведущий Евгений Романенко внезапно спросил создателя BCH, что тот думает об Австрийской экономической школе. Выяснилось, что господин Романенко является большим поклонником этого направления.

Вер ответил, что этим вопросом приятно удивлен, и сказал, что с работами экономистов Австрийской школы хорошо знаком — те позволили ему лучше понять феномен криптовалют.

В заключение Роджер Вер рекомендовал всем участникам отрасли читать труд экономиста Генри Хэзлитта под названием «Экономика в одном уроке». Так они смогут лучше понять, как правильно распорядиться своими криптовалютами.

Автор: anashchenkov

Вердикт Blockchain Life 2018: Блокчейн-индустрия — уже не ребенок, но ещё не взрослый