Закон о краудфандинге в РФ: куда делась «криптовалюта» и какую ответственность теперь несут организаторы ICO

HashFlare

ComputerUniverse Введи промокод FW7FRUX при покупке и получи скидку 5 евро

2 августа президент РФ Владимир Путин подписал закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» («О краудфандинге»). Ранее он был утвержден в третьем чтении депутатами Госдумы. Документ должен вступить в силу с 1 января 2020 года.

Закон вводит ряд ограничений, в частности, на сумму вложений от неквалифицированных инвесторов — 600 тысяч рублей в год, а также на оказание услуг по привлечению инвестиций только лицами, включенными в реестр центробанка РФ.

Специально для журнала ForkLog юристы рассмотрели особенности федерального закона, указав на его преимущества и недостатки.

Отсутствие термина «криптовалюта» в тексте закона

Изначально законопроект «О краудфандинге» вносился на рассмотрение Госдумы в составе пакета из трех законопроектов «О внесении соответствующих изменений в Гражданский кодекс» и «О цифровых финансовых активах (ЦФА)». По словам выпускника-эксперта программы дополнительного образования BCL Александра Лукьянова, тогда предполагалось, что речь идет о системном правовом регулировании отношений, связанных в том числе с приобретением цифровых активов.

«Помимо того, что в законопроектах изначально было много несогласованных, даже на уровне применяемой терминологии, конструкций, в настоящее время становится ясно, что существующие платформы не вписываются в рамки нового регулирования, так как предполагают привлечение инвестиций в форме криптовалют, а не фиатных средств», — отмечает он.

Таким образом, продолжает эксперт, одна из целей регулирования – легализация инвестирования в токены – по сути не достигается, так как иностранные участники и платформы явно не будут перестраивать всю применяемую ими инфраструктуру и технологию под требования российских законов.

«Такое решение российского законодателя иногда рассматривается как компромиссное, однако следует учесть, что введение излишних барьеров может привести к уходу инвесторов в более лояльные юрисдикции, что наряду с оценкой объективно существующих рисков также должно учитываться законодателем при принятии решений», — заключает Александр Лукьянов.

Требования к участникам инвестиционных платформ

Законом к числу участников инвестиционной платформы отнесены инвесторы и лица, привлекающие инвестиции, а также лица, которые не являются инвесторами и не привлекают инвестиции, но приобретают утилитарные цифровые права или или обращаются к оператору инвестиционной платформы для учета таких прав.

Как объясняет выпускник-эксперт программы дополнительного образования BCL Ефим Казанцев, к первой группе участников инвестиционной платформы относятся инвесторы. Инвестором в соответствии с законом может быть как физическое, так и юридическое лицо, которому оператор инвестиционной платформы оказывает услуги по содействию в инвестировании. Для физических лиц установлены ограничения по сумме инвестирования – не более 600 тысяч рублей в год. Исключение из этого правила составят индивидуальные предприниматели и квалифицированные инвесторы.

Ко второй группе относятся лица, привлекающие инвестиции. Простой гражданин таким лицом быть не может – этот статус могут получить только юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ, или индивидуальные предприниматели. Требования к таким лицам содержатся в статье 14 закона. В ней же содержатся ограничения, касающиеся лиц, имеющих отношение к экстремистской деятельности или терроризму, судимых, дисквалифицированных и банкротов. Кроме этого, лица, привлекающие инвестиции, должны соответствовать требованиям, установленным правилами инвестиционной платформы.

К третьей группе участников инвестиционной платформы, не являющихся инвесторами и не привлекающих инвестиций, но приобретающих или размещающих на инвестиционной платформе утилитарные цифровые права, закон никаких особых требований не предъявляет. Такие требования, по-видимому, будут прописываться в правилах самой инвестиционной платформы.

«В целом, требования, предъявляемые законом к участникам инвестиционной платформы, достаточно мягкие и разумные. Инвестировать и привлекать инвестиции разрешается практически всем, кто не запятнал свою репутацию. Ограничение для физических лиц по суммарному объему инвестиций позволит защитить слабо разбирающиеся в вопросах инвестирования слои населения от необдуманного вложения средств в рискованные проекты.

Большое значение будут иметь правила инвестиционной платформы, которые могут конкретизировать и расширить круг требований к участникам инвестиционной платформы, установленный законом», — отмечает Ефим Казанцев.

Информация об инвесторах и особенности процедуры проведения ICO

Согласно федеральному закону «О краудфандинге», если инвестор приобретает утилитарные цифровые права, то он может получить право требовать передачи вещей, исключительных прав, оказания услуг или выполнения работ, отмечает юрист, преподаватель программы дополнительного образования Blockchain Lawyers Вероника Вовк.

«Таким образом, теоретически новый закон легализует привычную в криптоиндустрии процедуру ICO (первичное предложение токенов), но со своими особенностями», — указывает эксперт.

В частности, введенные законом утилитарные цифровые права соответствуют utility-токенам, которые на практике предоставляют доступ к использованию блокчейн-платформы и получению услуг на такой платформе. Для того чтобы провести инвестирование в утилитарные цифровые права, необходимо обратиться к оператору инвестиционной платформы, который должен входить в реестр таких операторов и действует в соответствии с лицензией, выдаваемой центральным банком.

«Данный оператор несет обязанность по обслуживанию платформы, на которой проводятся операции, проводит процедуру идентификации лиц-участников платформы, а также принимает денежные средства от инвесторов на номинальный счет и перечисляет эти средства после удачного завершения инвестирования», — объясняет Вероника Вовк.

Проблемы ответственности за проведение ICO-кампаний в обход платформ, предусмотренных законом

Помимо прочего закон «О краудфандинге» содержит отдельную статью, предусматривающую ответственность оператора инвестиционный платформы за убытки, причиненные вследствие раскрытия недостоверной, неполной или вводящей в заблуждение информации, за нарушение оператором инвестиционной платформы прописанных в законе правил, а также за несоответствие платформы законодательным требованиям.

Об иной ответственности оператора инвестиционной платформы информации в законе не содержится.

В то же самое время, как указывает заместитель председателя Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики при Московском отделении Ассоциации юристов России Екатерина Ипполитова, в законе прописан ряд императивных запретов. Например, запрет на привлечение через краудфандинговые платформы инвестиций в имущество, сделки с которым требуют государственной регистрации (например, недвижимость).

«В этой связи, неясным остается вопрос, какой ответственности будет подлежать оператор инвестиционной платформы в случае нарушения установленных в законе запретов. Также неясным остается вопрос, какой ответственности будут подлежать лица, которые продолжат работать в обход краудфандинговых платформ после вступления акта в законную силу», — заявляет Екатерина Ипполитова.

Выводы

Несмотря на то, что закон «О краудфандинге» вступит в силу в 2020 году, при отсутствии принятия закона «О ЦФА» неясно, каким образом можно будет организовывать ICO в отечественной юрисдикции, продолжает Вероника Вовк.

«ICO проводятся в первую очередь для привлечения финансирования в криптовалютные стартапы с использованием криптовалют, прежде всего биткоина и Ethereum. В России же цифровые валюты не имеют юридического статуса и так его не получили», — указывает она.

Отметим, что законопроект «О цифровых финансовых активах» Госдума РФ не может принять уже второй год, несмотря на два президентских поручения, обязывающих определить порядок регулирования таких активов. И даже если законопроект примут в осенней сессии, есть большая вероятность, что криптовалюты будут запрещены в качестве платежного средства на территории РФ. Поэтому принятый закон «О краудфандинге» предполагает инвестирование в виде традиционных денежных средств, намерено исключая криптоактивы.

«Насколько будущие инвестиционные платформы будут приспособлены для выпуска цифровых токенов – неизвестно. Сейчас очень трудно сказать, будет ли иметь какое-то самостоятельное практическое значение легализация утилитарных цифровых прав без легализации цифровых валют», — рассуждает Вовк.

По ее словам, существующие на данный момент платформы, такие как Ethereum или Waves, не смогут стать «инвестиционной платформой» с точки зрения закона, поскольку они не предназначены для учета фиатных средств.

«Если законодатель хочет, чтобы такой закон заработал, то необходимо подумать сперва о выпуске крипторубля или же разрешить криптовалюты по крайней мере в рамках настоящего закона», — резюмирует юрист.

Подписывайтесь на новости ForkLog в Telegram: ForkLog Feed — вся лента новостей, ForkLog — самые важные новости и опросы.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

https://forklog.com/zakon-o-kraudfandinge-v-rf-kuda-delas-kriptovalyuta-i-kakuyu-otvetstvennost-teper-nesut-organizatory-ico/